Алексиевич о Белоруссии – «страна полицаев»

Советского Союза давно нет на политической карте мира, а его ненавистники продолжают пускать сопли ярости. Не стала исключением лауреат Нобелевской премии по литературе Светлана Алексиевич, назвавшая в интервью Meduza советскую Белоруссию «страной полицаев».

Алексиевич заявила, что во время Великой Отечественной войны немцы просто заходили в село, «забирали всех молодых ребят», и те становились полицаями. Они якобы не воевали против партизан, не участвовали в карательных акциях, а просто отсиживались «в своих местечках, как в крепости».

Ну а жители боялись как партизан, так и немцев.

Писательница не жалеет черной краски, описывая ужасных белорусских партизан: «немца можно уговорить, а партизана — никогда», «полубандитские группы», «мужики с оружием» и прочие перлы.

Алексиевич как будто пытается внушить пользователям, что в вермахте служили просто лапочки по сравнению с кошмарными партизанами и постоянно ссылается на неких «простых женщин».

Пожалуй, напомню простую истину о том, что СССР и советский народ в наше время ненавидят и порочат те, кто мечтает об уничтожении России.

Да, Белоруссия сейчас – суверенное государство, трясущееся над своей независимостью. Впрочем, это не мешает Александру Лукашенко мечтать о создании сильного государства за счет России.

Белорусский лидер пытается усидеть на двух стульях. Неудивительно, что Алексиевич хвалит Лукашенко «за сопротивление российскому давлению».

Писательница-страдалица, пожилая фантазерка, утратившая чувство реальности, работает грубыми методами, «на выжимании слез», считает российская писательница Татьяна Толстая. Свои книги она большей частью создавала на основе интервью с различными людьми, выслушивая их жизненные истории, перерабатывая на свой лад, добавляя трагизма.

Чем, по сути, занимается Алексиевич? Какое моральное кредо у Нобелевского лауреата? Она учит белорусов бороться за свободу и чувство собственного достоинства, да вот только простым людям некогда носиться по улицам городов с флагами Евросоюза и кричать, что им пора в Европу.

По-настоящему Алексиевич расцветает, когда заходит речь о России:

Так называемая писательница порочит память советских людей, предает убеждения своего отца-фронтовика, педагога и коммуниста. Ее русофобия особо остро проявилась с приходом к власти Михаила Горбачева. Алексиевич примкнула к предателям и ворам, покинув Белоруссию на 11 лет.

На Западе уверены, что она пишет ПРАВДУ и за это заслуживает уважения. Нет, она описывает надуманные мучения, а реальные исторические трагедии ей безразличны – сгоревшие в пламени жители Хиросимы и Нагасаки, Дрездена и Токио, натовские бомбежки Югославии, вторжение США в Ирак, создание ИГИЛ*, уничтожение ливийской государственности.

Военные преступления Запада не интересуют белорусскую правдолюбку. Ей не за это, видимо, платят, поэтому она остается слепа и глуха. Она с удовольствием порочит Россию и Советский Союз, ведь именно за это на Западе и выдают сейчас Нобелевские премии.

И напоследок одна важная деталь, без которой образ Алексиевич окажется незавершенным и причины ее ненависти к СССР и России сложно будет понять. Белорусская писательница – лесбиянка. Свой каминг-аут она совершила в прошлом году, признавшись, что любила и мужчин, и женщин.

Алексиевич просто один из рупоров антироссийской информационной пропаганды, стремящейся заполнить медиапространство историческими «фальшивками», чтобы принизить заслуги СССР в победе над гитлеровской Германией и нацизмом.

Дискредитация событий Второй мировой войны вплоть до клеветы в отношении Красной Армии и партизанских формирований, внесших свой вклад в Победу, щедро оплачивается западными русофобами. Алексиевич всего лишь очередная продажная шкура.


Источник ➝

«Логово змей и шакалов»: Италия разозлена и говорит о выходе из ЕС

ЕС отказался помогать сражённой коронавирусом Италии не только деньгами и масками, но даже финансовыми гарантиями. В Риме и Милане озлоблены, политики называют ЕС «логовом змей и шакалов»и впервые за много лет говорят о возможности выхода.

Выхода, скорее всего, не произойдет — слишком сильно Италия связана с общим рынком и слишком велико влияние ведущих промышленных групп, которым этот выход совсем ни к чему. И все-таки маловероятный Italexit при некоторых обстоятельствах может произойти.
(тут я с автором не согласен, но это его статья, может произойти, может.

Вполне возможно, именно Италия и будет стартовым механизмом развала. Вопрос в том, когда  включат   его глобальщики ("трамп"))

26 марта лидеры стран — членов ЕС отклонили предложение Италии и еще ряда стран о коллективной финансовой взаимопомощи в борьбе с последствиями коронавируса. В Риме предлагали предоставить общеевропейские гарантии по возросшим (из-за необходимости бороться с пандемией и помогать бизнесу) государственным долгам. Италия как страна — донор ЕС полагала, что имеет право на помощь в нынешней кризисной ситуации. Однако «партнёры» рассудили иначе. Канцлер Австрии Себастьян Курц высказался за остальных: они не хотят, чтобы долги Италии (или, к примеру, Испании) стали общими.

Это было не единственным спорным итогом саммита. Главный из них — в том, что лидеры ЕС решили вообще не принимать в течение ближайших 15 дней каких бы то ни было решений по вопросу об общем противодействии коронавирусу. Взяли таким образом время для обдумывания и предоставили каждому спасаться в одиночку. В Италии эту склонность к рефлексии в разгар пандемии, мягко говоря, не оценили.

К тому же зерно упало на давно подготовленную почву. Еще в феврале, когда в Италии было немало случаев коронавируса, а во Франции и Германии он почти отсутствовал, эти страны запретили экспорт масок и халатов в Италию. В марте власти Чехии вскрыли груз с масками, отправленный Китаем для Италии, якобы для проверки, после чего оставили более ста тысяч масок себе. Формальный отказ помогать гарантиями стал лишь последней каплей.

Министр экономического развития Италии Стефано Патуанелли заявил, что побороть пандемию можно только вместе, но кое-кто из партнёров Италии по ЕС, кажется, рассчитывает, что страна нарастит свои долги сама, без какой-либо помощи, а потом будет за это оштрафована в соответствии с печально известными директивами ЕС о запрете на слишком большие государственные траты.

Министр иностранных дел Луиджи Ди Майо сказал, что Италия в борьбе с коронавирусом «не будет оглядываться ни на какие нормы» брюссельской бюрократии и потратит столько, сколько посчитает нужным. Даже еврооптимистичнейший формальный глава государства Серджо Маттарелла отметил, что сейчас «не время для старых схем, а время для общих действий».

Еще ярче выступили представители правоцентристской оппозиции (которая в Италии куда популярнее правительства). Лидер «Лиги» Маттео Сальвини назвал Евросоюз «логовом змей и шакалов», заявил, что нельзя ждать 15 дней, если люди уже умирают от болезней, «а завтра, возможно, начнут умирать от бедности», и добавил, что Италия, победив коронавирус, подумает о выходе из ЕС, причем, выходя, «слов благодарности говорить не будет». Лидер «Братьев Италии» Джорджа Мелони назвала Евросоюз «бессовестным» и выразила уверенность в том, что «судьба такой Европы — перестать существовать уже завтра».

Проведенные во второй половине марта социологические опросы показывают, что значительное число граждан страны разделяют это отношение. В ходе одного из опросов 49% респондентов согласились с утверждением, что ЕС не только не помогает Италии выйти из кризиса, но и мешает ей в этом. Такой доли евроскептиков социологи прежде не фиксировали. Вирус заставил отвлечься от риторики «прав и свобод» и увидеть реальное положение вещей — см. тезис о змеях и шакалах.

В Италии тут же начали припоминать евробюрократам их прежние прегрешения. Вспомнили, как брюссельские чиновники боролись с итальянским сельским хозяйством методом измерения огурцов и выведения единственно верных их параметров. Вспомнили поведение «партнёров» по Евросоюзу в истории с нелегальными мигрантами — громких слов много, обещаний еще больше, реальной помощи — на полпроцента. Вспомнили и многое другое.

Италия злится: она понимает, что её оставили в одиночестве. Особенно «выигрышно» такое поведение со стороны партнеров по ЕС смотрится на фоне совершенно бескорыстной помощи, предоставляемой Китаем, Кубой, Россией. И хотя основные средства массовой информации стараются рассказывать об этой помощи поменьше (а иногда и вовсе, как La Stampa, придумывать осведомленные источники, сообщающие о её «бесполезности»), но народное сознание все эти процессы фиксирует.

Однако от эмоционального недовольства до выхода — дистанция огромного размера. По состоянию на январь 2020 года в Италии не было ни одной партии «евроскептиков» с заметным рейтингом. Даже в «Лиге» (рейтинг 30%, самая популярная партия страны) до самого недавнего времени говорили, что хотят не разрушить Евросоюз, а изменить его изнутри. Сейчас настало время для другой риторики, но от риторики до практики путь неблизкий. Рассуждения об общих ценностях большого смысла не имеют, зато общие рынки и общая валюта — имеют, и еще как. Выйти из Евросоюза будет куда дороже, чем войти в него. Пример Великобритании это доказывает — а ведь Италия куда менее благополучная страна.

На европейский рынок заточена огромная часть экспорта. Оттуда же поступает значительное большинство импорта. Многие большие финансово-промышленные группы платят налоги где-нибудь в Нидерландах и не имеют ни малейшего желания снова платить их в Италии.

Граждане привыкли свободно перемещаться по Европе, и в Лондоне до недавнего времени число итальянских программистов и барменов исчислялось тысячами; не намного меньше их в Берлине и Париже. Выход обошелся бы в огромную сумму — а в Италии и до коронавируса был нулевой экономический рост и госдолг в 135% ВВП, теперь же прогнозы падения ВВП на 10% по итогам года кажутся даже слишком оптимистическими.

Так что, вероятнее всего, никакого выхода из Евросоюза не будет — Италия, победив коронавирус, затаит обиду, начнет зализывать раны, латать систему здравоохранения, считать долги и ждать спасения от вернувшихся туристов. В конце концов, не Евросоюз виноват в том, что последствия пандемии стали такими тяжелыми. Евросоюз просто отказался помогать.

А в числе «виновных» — максимальная открытость для туристов, которые и привезли инфекцию, недофинансированность системы здравоохранения, нехватка врачей и мест в больницах, нерешительность и слабость правительства (которое обсуждает запретительные меры так долго, что их уже успевают нарушить), огромная даже по меркам ЕС доля пенсионеров и мест их «компактного проживания» (домов престарелых) так далее.

Однако и противоположный сценарий, Italexit, тоже нельзя исключать полностью. Он станет чуть более реальным, если пандемия в ближайшие дни не пойдет на спад и если ЕС внезапно не начнет помогать. Он станет чуть более реальным, если раздражение граждан нальется такими соками, что политики уже не смогут не взять эти лозунги на вооружение. Он станет чуть более реальным, если конспирологическая версия о недовольстве Дональда Трампа сильным ЕС верна, если Трамп попросит итальянских друзей о радикальных шагах и если те сделают эти шаги.

Особые отношения Италии с Вашингтоном ни для кого не секрет. Многих удивило, почему министр иностранных дел Италии в эти дни в своем блоге поблагодарил за помощь в борьбе с коронавирусом только США — не Китай, не Россию, не Кубу. Хотя слова благодарности Вашингтону со стороны Луиджи Ди Майо сказаны, когда помощь еще только начинала оказываться — и хотя несколькими днями ранее Вашингтон вывез из Италии огромную партию тестов на коронавирус.

И все же по состоянию на 27 марта Италия никуда не выходит. Пока что она просто злится….Пока.

Картина дня

))}
Loading...
наверх