Подробно о главном

9 900 подписчиков

Свежие комментарии

  • hama
    Это богатство надо вернуть в Берлин! Пусть любуются и молятся.Англосаксы угрожа...
  • Валерий Хальзев
    Да не ошиблись-просто посчитали себя ГУРУ всего и побежали впереди паровоза!!!!!!!Ответные санкции ...
  • Серж Южанин
    Завод "Радикал"... КиевУкраинская военна...

Запад теряет свою «мягкую силу»

Запад теряет свою «мягкую силу»

Перевод Игорь Абрамов

Мягкая сила – это широко используемое понятие, изобретение которого приписывают американскому политологу Джозефу Наю. Термин «жесткая сила» достаточно легок для понимания: это линейный корабль ВМС США «Missouri» в Токийском заливе или маршал Жуков в Берлине. Мягкая сила – более тонкая концепция. По словам Ная, «многие ценности, такие как демократия, права человека и индивидуальные возможности, в высшей степени соблазнительны». Существует два общепринятых рейтинга мягкой силы: «Portland – Soft Power 30» и «Brand – Global Soft Power Index». В первую десятку по рейтингу Portland в 2019 году вошли Франция, Великобритания, Германия, Швеция, США, Швейцария, Канада, Япония, Австралия и Нидерланды. Верхние строчки в рейтинге Brand в 2020 году заняли США, Германия, Великобритания, Япония, Китай, Франция, Канада, Швейцария, Швеция и Россия. Первый рейтинг весьма «евроцентричен», а второй включает Россию и Китай. Еще одно различие между ними — позиция Соединенных Штатов, но это не имеет особого значения для размышления о «мягкой силе» в прошлом, настоящем и ближайшем будущем.

Вторая мировая война принесла настоящий расцвет «мягкой силе» США: от карго-культов в Меланезии до карго-культов в Европе, солдаты американской армии несли всем свободу и мечту.

Соединенные Штаты выиграли войну так, как не выигрывала прежде ни одна держава в истории – они стали намного сильнее и богаче, в то время как все их естественные конкуренты потерпели огромный урон и обнищали. В Бреттон-Вудсе и Сан-Франциско Америка в сущности определяла параметры нового мирового порядка в такой степени, в какой не могла бы ни одна иная держава. И не приходится удивляться, что она формировала этот миропорядок в своих интересах, будучи абсолютно уверенной, что имеет на это полное право как победитель зла и образец лучшего будущего для всей планеты. Только СССР и его сателлиты ворчливо возражали против этого.

Для моего друга, выросшего в Англии, где на его отрочество пришлись годы войны, все в США было потрясающим и захватывающим. Это и была «мягкая сила» в действии: новое светлое будущее! Американская «мягкая сила», на мой взгляд, держалась на четырех опорах: привлекательность поп-культуры, репутация эффективности управления, верховенство закона и, наконец, «Великая американская мечта». Каждый американец мог рассчитывать на то, что его дети будут жить лучше, чем он. Причем лучше во многих отношениях: здоровее, дольше, счастливее, богаче. Отчасти это было искусственным имиджем и пропагандой, но в достаточной степени правдой, чтобы люди в это поверили. Яркие обертки свободы, богатства и захватывающих возможностей делали образ Америки почти неотразимым.

Во многом США обязаны своим превосходством чистому везению. Обладая обширной территорией с колоссальными природными ресурсами, вдали от врагов, Америка почти всегда вела войны по собственной инициативе и, как правило, против значительно более слабых противников. Но, как утверждает Стивен Уолт в своей статье «America’s History of Luck Is Running Out», долгая полоса удачи, возможно, подходит к концу. «Результатом стал короткий период однополярности, когда Соединенные Штаты не имели серьезных соперников. В эти годы как политики, так и исследователи убеждали себя, что Америка нашла магическую формулу успеха во все более глобальном мире». Уолт также сетует по поводу репутации эффективности управления в США, которая, по его мнению, сильно подорвана пандемией Covid-19. Разумеется, это всего лишь мнение одного человека, но он далеко не одинок. Covid-19 действительно подорвал репутацию США и Запада как эффективно управляемых систем. Нет нужды искать лучшей иллюстрации, чем сравнение с реальностью тех уверенных прогнозов, опубликованных в октябре 2019 года, согласно которым США и Британия лучше других справятся с пандемией. Это был большой удар по всеобщей уверенности в том, что США и Запад в целом – места, где все функционирует как следует.

Одной из самых серьезных жертв стала «американская мечта». Примерно до 1972 года уровень заработной платы и производительности труда были связаны – все становились богач вместе. Однако с тех пор кривые разошлись: производительность продолжает расти, а зарплаты остаются на месте. Этого не должно было произойти: прилив должен был поднять с мели все лодки, а не только горстку суперъяхт. В 1989 году совокупное состояние одного процента самых богатых американцев в шесть раз превышало аналогичный показатель беднейшей половины общества, а теперь этот индикатор социального неравенства достиг 15. Что еще более важно, от 50 до 90 процентов увидели, что их доля сократилась на 7,5 процентных пункта. Нет, ваши дети не будут жить лучше, чем вы, и, вероятно, их жизнь не будет ни более продолжительной, ни более здоровой.

Выборы 2020 года и их последствия также не пойдут на пользу репутации Америки как демократического общества. Некоторые энтузиасты американского лидерства, такие как Ричард Хаас, явно подавлены: «Никто в мире, вероятно, больше не будет уважать нас, бояться и зависеть от нас, как это было прежде. Если постамериканская эра нуждается в дате начала, то это почти наверняка 6 января 2021 года».

Давайте рассмотрим образ, созданный инаугурацией Байдена. Вместо того чтобы воспользоваться предлогом пандемии, чтобы провести скромную церемонию, был устроен парад по полной программе. Однако без сторонников и с солдатами, расставленными повсюду. Обратите внимание, кортеж помпезно проехал мимо тех, кому заплатили или приказали присутствовать. Это выглядело как возведение на трон диктатора после государственного переворота. Особенно сейчас, когда оппозицию подвергают неприкрытой цензуре (лишают платформы, как они это называют), наклеивают на нее ярлык «внутренних террористов», вероятно, под личным руководством заклятого врага Америки Путина, притязания США на статус цитадели «мягкой силы» терпят крах, и это лишь начало.

Одним из важных инструментов «мягкой силы» Америки были ее кинофильмы. Возьмем для примера фильм 1939 года «Мистер Смит едет в Вашингтон», где прямолинейный американец Джеймс Стюарт успешно побеждает коррумпированный Вашингтон, с достоинством и решимостью. Многие американцы, особенно сенаторы, не поняли идеи и выступили против фильма, но Испания, Италия, Германия и СССР поняли, что это мощное проамериканское послание, и запретили его.

Очень важным элементом «мягкой силы» была пропаганда порядочности и свободы на фоне немыслимого для большей части мира благосостояния, которым обладает обычный гражданин. Однако в сегодняшних голливудских блокбастерах нет больше приличных американцев, только автоматические машины из комиксов, бесконечно взрывающие друг друга. Никакого послания и никакой «мягкой силы». Если, как пишут сегодня некоторые, Китай – будущее Голливуда (он уже стал самым большим рынком кинопродукции), тогда зачем вообще нужен Голливуд? В «Годзилле против Кинг-Конга» нет никакой американской «мягкой силы».

Массовая культура, эффективность, справедливость и ценности, а также мечта о лучшей жизни для следующих поколений, вероятно, были важными опорами, на которых держалась «мягкая сила» Соединенных Штатов, но ее подлинным фундаментом был успех. Именно успех делает других привлекательными. Запад теряет свою ауру успеха — бесконечные войны, расколотая внутренняя политика, провал борьбы с Covid, финансовые кризисы, долги. И все более отчаянные попытки удержать власть на фоне все более смелого инакомыслия. Причем это лишь начало, и не только для США. Весь Запад уже не выглядит как прежде территорией успеха: протесты в Амстердаме, Лондоне, Берлине, год желтых жилетов во Франции. Мир наблюдает. Нет, это не эффективно, не привлекательно, не основано на верховенстве закона. А главное – не успешно.

Что касается успеха, я рекомендую обратить внимание на достижения Китая. Одно за другим он занимает первые или вторые места в многочисленных категориях. И все это произошло всего за два-три десятилетия. А что мы увидим в ближайшие два-три года? Это и есть успех. Именно так когда-то все происходило в США. Но больше не происходит. Согласно данным Всемирного банка, уровень крайней бедности значительно снизился в мире в период между 2000 и 2017 годами, особенно резко – в Китае с 2010 по 2016 год, значительно – в России с 2000 по 2010 год, но при этом фактически увеличился в США с 2000 по 2016 год. Снижение ожидаемой продолжительности жизни – это не признак успеха. «Мягкая сила» неизбежно отреагирует, поскольку другие страны, правда, не западные, сегодня пытаются подражать ошеломляющему успеху Китая. В значительной степени Запад сегодня проедает свой капитал, тогда как Китай наращивает его.

Если оглянуться назад, переломным моментом может оказаться недавний Давосский форум: речь Путина явно сводилась к тому, что его предсказания, сделанные в Мюнхене в 2007 году, сбылись. Очевидный провал «Вашингтонского консенсуса» и одностороннего мироустройства. Си Цзиньпин высказал то же мнение. Даже Меркель обещала держать нейтралитет между Китаем и Соединенными Штатами.

Итак, «мягкая сила» упаковывает вещи и готовится к переезду: успех притягивает, а неудача отталкивает.

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх