Подробно о главном

9 782 подписчика

Свежие комментарии

  • Логинов Георгий
    Путеводная звезда для каждого целеустремленного? Тяжеловато: в пути много нездорового хлама."Основное превосх...
  • Алексей Смирнов
    Ворождение само по себе не наступит. к нему нужно стремиться, а пока слишком много людей заняты лишь выживанием. им н..."Основное превосх...
  • Владимир Смирнов
    Не "планом маршала", а "планом Маршалла"!!!.Малоизвестные фак...

О некоторых гиенах «ЦэЕвропы»

Геополитическая дальнозоркость и неуместная близорукость

О некоторых гиенах «ЦэЕвропы»

Каждая годовщина начала Второй мировой войны — то есть 1 сентября — в Варшаве отмечается стенаниями о диктаторских режимах Гитлера и Сталина, в 1939 году вероломно порвавших бедную Польшу на части. При этом сознательно опускается тот факт, что именно польское правительство, ещё в 1933 году первым заключило договор о ненападении с гитлеровской Германией.

Поначалу отношения между гитлеровской Германией и Польшей маршала Пилсудского были чрезвычайно тёплыми. Так, в июне 1934 года приехавший с официальным визитом в Варшаву Йозеф Геббельс отмечал после встречи с Пилсудским: «Маршал — наш друг. Очень приятный человек». «Маршал Пилсудский был настоящим человеком. Я познакомился с ним лично и впечатлен силой его личности, — позже вспоминал ближайший соратник фюрера Герман Геринг, — мы чтим великих мира сего. Вот почему и в Германии были приспущены знамена в час, когда польская армия в окружении скорбящего народа в последний раз прошла парадом у гроба Первого маршала Польши».

Речь о том, что смерть польского диктатора отмечалась в Третьем рейхе на уровне объявления национального траура. Гитлер в Берлине даже устроил символические похороны польского диктатора: в соборе Святой Ядвиги был поставлен гроб, накрытый польским флагом, и отдать дань почтения усопшему Пилсудскому приехал сам фюрер.


В немецком академическом бюллетене «Отчеты о Восточных землях» (1935) говорилось о «германо-польском территориальном союзе в границах Восточных земель», с помощью которого представлялось возможным разгромить Москву, отсоединить Украину и сделать ее частью немецкой «экономики большого пространства». И подспорьем в реализации этих стратегических планов для Германии являлась как раз союзная ей Польша. Иное дело, что поляки представляли себе (и доныне представляют) картину передела Восточной Европы несколько иначе — с собою в главной роли.

То, что Польша вытворяла все 20–30-е годы прошлого столетия, в польской пропагандистской традиции традиционно умалчивается. А ведь было не только активное сотрудничество с Гитлером, но и массовые убийства в концлагерях пленных красноармейцев (две недели назад вспоминали столетие расстрела 200 пленных красноармейцев возле польского города Хожеле), захваты литовских и чехословацких земель, «пацификация» Западной Украины, разгул антисемитизма, вплоть до того, что 17 марта 1939 года (то есть задолго до немецкого вторжения) еврейские организации Польши обратились к британскому правительству со специальным посланием, умоляя позволить переселение польских евреев в Палестину — ради их спасения от угрозы уничтожения.

И разумеется, доминирующий сегодня миф о якобы «унижении» и «оккупации» Польши после Второй Мировой войны — с участием ее войск в московском Параде Победы, значительным расширением территории польского государства на запад, массированной помощи СССР в послевоенном восстановлении польской экономики и множестве других примирительных, по-настоящему союзнических жестов руководства Советского Союза. Историческим ответом уже в нашу эпоху стало вступление Польши во враждебное России НАТО, яростная кампания по пересмотру недавнего прошлого, уничтожение памятников советским воинам.

Россия привычно смотрит на мировых игроков с позиции ядерной сверхдержавы. Кто с Россией равен в диалоге — традиционно Соединённые Штаты, обладающие ядерным оружием Британия и Франция, Китай… Россия продолжает мыслить величественными глобальными категориями, демонстративно не обращая внимания, что кто-то мелкий гадит в прихожей.

А тем временем политика Польши на восточном направлении испытывает настоящий ренессанс. Потенциальная утрата веками входивших в зону управления Москвы Украины и Белоруссии ухудшает геополитическую ситуацию для России, но чрезвычайно усиливают позиции Варшавы. Люблинский треугольник, Вышеградской четырёхугольник, какой-нибудь Балто-Черноморский тетраэдр — все эти вычурные построения имеют единую цель: воссоздание Польши как ведущего игрока Восточной Европы.

И, надо признать, Варшаве это неплохо удаётся. С помощью Евросоюза, который имел в недавнем прошлом весьма значительную кассу и амбиции, в Польше было реализовано множество инфраструктурных проектов и социальных программ, общей стоимостью более 100 миллиардов евро. Доныне получающая самые внушительные ежегодные дотации от ЕС, Польша стала пропагандистской «витриной достижений» для Восточной Европы, и пока мы дальнозорко высматриваем трещинки за океаном, поляки орудуют на российских многовековых землях, сотнями тысяч увлекают тамошних жителей для развития своей экономики, участвуют в разграблении чужих территорий, интенсивно ополячивают местную молодёжь, предоставляя ей фактически неограниченную возможность обучения в своих вузах.

Мы продолжаем играть в «Большую игру» с «коварным Альбионом», чествуем героев войны с Наполеоном, радуемся одолению фашистской Германии, а тем временем поляки успешно восстанавливают вокруг России «санитарный кордон» и становятся вполне достаточно самостоятельным центром силы по отношению к Брюсселю, регулярно наклоняя в неудобные позиции «старую Европу». При этом возрождение польской силы зиждется на жесточайшей антироссийской риторике.

Нам, привыкшим к так называемому «прагматизму», необходимо осознать — русофобия официальной Варшавы не случайна. Один из российских политических комментаторов снисходительно заметил: поляки даже не знают, что мы отмечаем 4 ноября (мол, изгнание поляков из Кремля случилось столь давно, что миролюбивые соседи и не помнят о той «обиде»). Однако они отлично помнят разделы Польши, подавление восстаний шляхты, отторжение Украины и Белоруссии. Ненависть к российскому государству в его любой форме есть привычное состояние «национально-сознательного шляхтича», и после распада Организации Варшавского договора возвращение к привычным стереотипам было лишь вопросом времени.

Поляки — нация сильная, целеустремлённая, пропитанная воистину религиозным духом, имеющая перед глазами привычного врага и серьёзные экономические подпорки. Польша является опасным соперником и уже наносит значительный урон российским интересам в Восточной Европе. Возможно, Москве пора обратить внимание на данное обстоятельство, а не рассчитывать, что лишь «прагматично» договариваясь с США, мы решим перезревшую проблему? США охотно действуют чужими руками и рубить шаловливые польские пальчики ни в коем случае не станут.

Когда-то Салтыков-Щедрин в гениальной «Истории города Глупова» иронизировал о «польской интриге». Спустя полтора века мы продолжаем снисходительно смотреть на шляхетские «шалости», хотя эти шалости давно уже прекратились в бандитизм со взломом русских традиционных сфер влияния и обитания. Распространение враждебного польского влияния на обе восточнославянские республики бывшего Советского Союза являются тому наглядным и опасным примером.

Константин Кеворкян

О некоторых гиенах «ЦэЕвропы»
Карикатуры СССР


Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх