Подробно о главном

9 900 подписчиков

Свежие комментарии

  • игорь
    Много внимания уделяют этому пастуху - кавбою Байдена. В изолятор его до конца срока, а потом депортировать в штат Те...Фейковая голодовк...
  • Konstantin Петров
    Какой бык, такая и тряпкаЕвгений Пригожин ...
  • Валерий Хальзев
    Пора уже браться за эту гопоту серьезнее-уже достали и обнаглели от безнаказанности.ФБК зовет хомяков...

Юрий Селиванов: Сцилла и Харибда американской геополитики

Юрий Селиванов: Сцилла и Харибда американской геополитики

Попытки новой вашингтонской администрации решить «русский вопрос» в одностороннем порядке, без учета коренных интересов самой России, могут стать самой серьезной ошибкой США в 21-м столетии

Американская геополитическая мысль продолжает заниматься привычным и уже давним делом – поиском подходящего места для США в глобальном военно-стратегическом треугольнике Россия-США-КНР. Свидетельством чему очередная статья на эту «вечнозеленую» внешнеполитическую тему в одном из самых влиятельных местных изданий The Washington Post.

«Появление оси Москва-Пекин-Тегеран должно беспокоить президента Байдена. Эта группировка имеет глобальный охват, который может одновременно угрожать интересам США во всем мире. Представьте себе сценарий, в котором поддерживаемые Россией силы подрывают соседние страны НАТО точно так же, как иранские прокси угрожают Израилю или арабским государствам в Персидском заливе, а Китай угрожает Тайваню или странам, которые возражают против его притязаний в Южно-Китайском море. Соединенным Штатам часто бывает трудно справиться с одним кризисом; что произойдет, если им придется справиться с тремя или четырьмя одновременно?

Этот вызов самый важный, с которым должен столкнуться Байден.

Он мог бы принять решение рассматривать пагубную ось как свершившийся факт и попытаться противостоять ей с помощью возросшей мощи США и твердой глобальной структуры альянса, которая также привержена этой цели. Он мог бы попытаться разделить ось, уговаривая Россию отказаться от ее склонности к Китаю, но это неизбежно потребовало бы предоставления России вещей, которые она ценит, таких как доминирование на Украине или, возможно, даже удаление сил НАТО от наших балтийских союзников. Или он мог бы в значительной степени игнорировать предупреждающие знаки, прикрывая серьезность проблемы словами, которые не подкреплены возросшими возможностями США.»

Как видите, в данный момент исторического времени, в марте 2021 года, респектабельное американское издание рассматривает так сказать «дружественный» вариант стратегического сближения США и России в целях большего сбалансирования сторон вышеуказанного треугольника как такой, вероятность которого отнюдь не равна нулю. И даже, что весьма вероятно, находится, в числе прочих, «на столе» у вашингтонского руководства. Казалось бы, это дает нам некоторый повод для оптимизма.

Тем более, что ваш покорный слуга описал объективные выгоды для США от такого американо-российского сближения еще за четыре года до нынешней статьи в The Washington Post. Тогда Дональд Трамп только-только стал президентом США:

Юрий Селиванов, «Неслучайный выпад». 5.12.2016 г: «Однако природа не терпит пустоты. И в Штатах прекрасно понимают — кто именно готовится заполнить возникающий геополитический вакуум. Это, конечно же, Китай. И Трамп, как и любой американский политик, не готов допустить серьезного изменения глобального соотношения сил в пользу нового гегемона.+

Но для этого слабеющей Америке отнюдь не помешают мощные союзники, способные взять на себя солидную долю ответственности в рамках поддержания глобального равновесия сил. Таким объективно ценным партнером для США может быть только Россия. Причем Россия достаточно мощная во всех отношениях, способная не только устоять перед растущим притяжением Китая, но и составить ему сильную региональную конкуренцию.

А это означает, что у Трампа может присутствовать понимание необходимости не ослабления России, а её существенного усиления. Для чего может понадобиться, прежде всего, восстановление того, что способно вернуть России статус полноценной Евразийской сверхдержавы. А именно единого товарного рынка емкостью примерно в триста миллионов потребителей. То есть, иначе говоря — экономического, а затем и политического расширения РФ до границ бывшего Советского Союза и исторической России. Тем более неизбежного, что в ином случае, Китаю не составит слишком большого труда в обозримой перспективе начать поглощение России и её превращение в одну из своих геополитических провинций.

Чего США допустить категорически не могут. Ибо приращение Китая Россией будет означать такое кардинальное укрепление Поднебесной империи, что шансы Запада на успешное противостояние с ней, сведутся к нулю.»

Характерно и то, что та же The Washington Post в те же декабрьские дни 2016 года также высказывалась на эту тему. Однако, в отличие от автора этих строк, не конкретизировала возможные уступки Запада России в целях её дистанцирования от Китая, ограничившись только самой постановкой вопроса о возможности таких уступок:

The Washington Post, 14 декабря 2016 г. : «Сейчас вопрос в том, сработает ли поворот Трампа в мире, сильно изменившемся со времен холодной войны. Каковы цели, кроме как довести Пекин до белого каления? И что США должны дать России, чтобы вырвать ее из объятий Китая?»

Таким образом, в течение минувших с тех пор четырех лет, стратегическая мысль США продолжала эволюционировать, И к сегодняшнему дню, судя по свежей публикации «Вашингтон пост», достигла такого уровня осмысления масштаба необходимых уступок Российской Федерации, который автор этих строк обозначил в 2016 году.

Казалось бы, все постепенно идет в правильном направлении и нам остается только подождать того момента, когда Вашингтон окончательно созреет до полного понимания своей неразрывной взаимозависимости с Россией.

Однако политическая реальность сегодняшнего дня, особенно на фоне перехода нового главы американской администрации на язык прямых угроз в адрес Российской Федерации и личных оскорблений её Президента, таким ожиданиям, мягко говоря, не вполне соответствует. Даже с учетом того, что Байден, как будто в наказание за свою опрометчивость, тут же кувыркнулся три раза подряд на трапе борта №1.

В чем же дело, вправе задать вопрос читатель? Быть может, я слишком опрометчиво оценил выгоды Америки от «дружественной» нейтрализации позиции России в формате американо-китайского противостояния? Не думаю, что это действительно так.

Реальная проблема заключается в том, что к означенной «нейтрализации» Запад и США могут, в принципе, попытаться прийти двумя путями. Один из них тот самый «полюбовный», о котором, в частности, рассуждает автор свежей статьи в Тhe Washington Post. И суть которого состоит в предложении Москве очень существенных «отступных» за её определенное отдаление от Китая. Что для России в принципе приемлемо, поскольку её стратегическая долговременная цель заключается, насколько можно судить, не столько в том, чтобы дружить против кого-либо, заключив для этого, к примеру, военно-стратегический союз с КНР, сколько в том, чтобы обеспечить себе достойное место в глобальном геополитическом треугольнике. И, тем самым, стабилизировать эту конструкцию на длительный исторический период в интересах собственного мирного развития.

Однако есть и второй путь, который как раз идеально укладывается в нынешний бранный стиль речей Джозефа Байдена, касающихся России. Суть этого курса заключается в полном отказе от фактической «покупки» равноудаленной лояльности РФ всевозможными бонусами и льготами, как варианта дорогостоящего и в принципе ненадежного. И в переориентации на ликвидацию Российской Федерации как таковой далеко не самыми «дружественными» способами. То есть на её окончательный вывод из глобального треугольника РФ-США-КНР и на сведение данной геометрической фигуры к сугубо американо-китайскому измерению. При этом, в процессе полного разрушения России, США могут еще и рассчитывать усилить свое геополитическое влияние за счет присоединения к сфере своего глобального доминирования множества осколочных кусков территории, как самой РФ, так и бывшего СССР. В контексте такого брутального варианта – для Америки сгодится всё – от пятой колонны внутри РФ до своры мелких, но злобных хищников по ее границам.

К сожалению, именно в рамки такой агрессивной парадигмы укладывается недавняя программная речь Байдена об основах глобальной политики США, на явный антироссийский акцент которой я обратил внимание в одной из предыдущих статей:

«Давайте сравним два фрагмента из речи Байдена, чтобы в этом полностью убедиться. В части касающейся РФ, президенту США хватило всего четыре строчки для описания позитива в этих отношениях. И все они исчерпывались только темой продления договора СНВ-3, который, как тут же подчеркнул Байден, полностью отвечает интересам самих США. Все остальное, что было сказано про Россию, это сплошной Навальный, «подавление свободы и мирных собраний» в РФ, плавно переходящее в прямые угрозы:

«В то же время я дал понять президенту Путину, в совершенно иной манере, чем мой предшественник, что дни, когда Соединенные Штаты пасовали перед лицом агрессивных действий России — вмешательства в наши выборы, кибератак, отравления своих граждан, прошли. Мы без колебаний поднимем цену для России и будем защищать наши жизненно важные интересы и наш народ. И мы будем более эффективны в отношениях с Россией, когда будем работать в коалиции и координации с другими партнерами-единомышленниками. Политически мотивированное заключение Алексея Навального в тюрьму и российские усилия по подавлению свободы выражения мнений и мирных собраний вызывают глубокую озабоченность у нас и международного сообщества. Господин Навальный, как и все граждане России, имеет право на свои права в соответствии с российской конституцией. Он был мишенью из-за разоблачения коррупции. Он должен быть освобожден немедленно и без каких-либо условий.»

Тональность байденовского спича в адрес Китая в целом куда более спокойная и примирительная. Во всяком случае, здесь нет никаких ультиматумов в стиле «немедленно и без каких-либо условий» освободить местного аналога Навального, которых в Китае более, чем достаточно. Байден ни словом не упомянул даже «несчастный уйгуров», о «жестоком подавлении» которых китайскими властями именно сейчас трубит вся западная пропаганда. А доминирует здесь вполне толерантное словечко «конкуренция», которым президент США описывает будущие отношения с КНР.

Тем не менее, нынешняя публикация в газете The Washington Post, где рассматривается именно вариант «полюбовной» договоренности с Россией, явно указывает на то, что дискуссия о выборе геополитических приоритетов в американских правящих кругах отнюдь не закончена. А с учетом природного таланта Владимира Путина реагировать наиболее эффективным образом именно на подобного рода агрессивные наскоки и ставить на место зарвавшихся западных «партнеров», есть все основания полагать, что ответные ходы России, а они наверняка не заставят себя долго ждать в случае новых проявлений заокеанского сумасбродства, очень быстро охладят воинственный пыл тамошних «глобальных предикторов» и принудят их считаться с земными реалиями. Одна из которых заключается в том, что Россия, что бы там не болтал трухлявый Байден, по прежнему, единственная в мире держава, способная гарантированно обратить всю Америку в радиоактивную труху. И, при этом, её возможности и способности осуществить такое волшебное превращение с каждым годом не снижаются, а наоборот только растут. Не принимать во внимание данное решающее обстоятельство, в ходе нынешней американской дискуссии о способах решения «российского вопроса», я бы никому из её участников категорически не советовал. А не учитывать законные интересы России в этом мире тем более!

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх