Подробно о главном

9 780 подписчиков

Свежие комментарии

  • Александр Раевский
    Бред сивой кабылы!!!Что, если бы в 19...
  • Дмитрий Фактурович
    Премия не сделает из говна конфетку. Так как эта премия уже давно превратилась в говно.Профессор америка...
  • ЕЛена Стовбер
    Простые поляки...умнее властьпридержащих !???Поляки высмеяли т...

Революция против Родины. Настоящая программа белорусской оппозиции

Революция против Родины. Настоящая программа белорусской оппозиции

Три новости последних дней, связанных с Белоруссией, заслуживают внимания. Оппозиция опубликовала проект своей политической программы. Самопровозглашённый лидер этой оппозиции и бывший кандидат в президенты РБ Светлана Тихановская заявила, что под её руководством формируется Координационный совет по трансферу власти. А на Белорусском металлургическом заводе остановлены все три печи, и металл из них слит – забастовка. Яснее ясного – революционеры решили идти до конца, до полного уничтожения белорусского государства и белорусской экономики. Лишь бы нанести России максимальный вред.

Долой самодержавие? Долой союз

В Координационный совет, который, в теории, должен как-то обеспечить передачу власти от Лукашенко Тихановской, а на практике будет просто центром антигосударственной агитации, вошли очень характерные фигуры. Самая известная из них – лауреат Нобелевской премии по литературе Светлана Алексиевич, национальная и антирусская писательница, которая прославилась фразой «У войны не женское лицо» – во-первых, на русском языке, во-вторых – заимствованной у другого писателя. Остальные фамилии участников совета ничего не говорят не только русским в России, но и белорусам в Белоруссии. Ну и я им тоже известности добавлять не буду.

Важнее, что часть из этих людей – идейные «белорусские националисты». А националисты в Восточной Европе – известно, что такое. Это люди, которым на собственный народ наплевать, лишь бы России насолить.

Так и эти – у несчастной Тихановской, якобы лидера протеста, до сих пор не было никакой политической и экономической программы. И у уличного протеста не было никакой программы, кроме «Лукашенко, уходи». Сейчас такую программу начинают навязывать. Краеугольный камень, главный пункт этого документа – разрыв Договора о Союзном государстве России и Белоруссии и выход Белоруссии из всех возможных организаций, где Россия может иметь влияние. Из военных (ОДКБ), политических, экономических (ЕАЭС). Из всех. Как угодно, только не с Россией.

Сразу за этим пунктом идёт пункт о запрете деятельности в Белоруссии российских НКО, но это уже, конечно, мелочи.

После того как белорусские революционеры объявили о создании этого Координационного совета и начали обсуждать политическую программу, все разговоры о том, почему Россия должна вмешиваться в белорусские дела, следует прекратить. У России нет другого выхода. Если высокие слова о помощи братскому народу, о том, что белорусы – это русские люди, не работают, нужно просто обратить внимание на главное: белорусский «протест» – это политическая технология, направленная на ослабление России у западных границ. Больше никакого смысла в этом протесте нет. И организаторы протеста готовы платить высокую цену. Причём не белорусам своими деньгами, а достатком и благополучием белорусского народа.

Против России – долой машиностроение и сельское хозяйство

Если с политикой всё ясно, то когда начинаешь говорить о том, что революционеры последовательно уничтожают экономику синеокой республики, на тебя пока, как правило, смотрят странно. Подожди, говорят в таких случаях многие люди, даже считающиеся экспертами по российско-белорусскому союзу. Ты перегибаешь палку. Да, конечно, они русофобы. Да, они хотят разорвать союз и для этого провоцируют забастовки. Да, забастовки, если они пойдут всерьёз, нанесут существенный вред производству, Белоруссию ждут громадные убытки, возможно, сравнимые с теми, которые республика уже несёт из-за глобального снижения мировой экономики вследствие нападения «злой ковидлы». Но считать, что речь идёт о сознательном уничтожении хозяйства республики?

Что же, давайте включим свет и разберёмся. Что такое экономика Белоруссии с точки зрения мирового рынка? Это, по сути, совсем небольшая, локальная система, состоящая из трёх компактных, хорошо развитых, ориентированных на экспорт (это очень важно – поддерживать себя с помощью внутреннего рынка белорусская экономика не может, он слишком мал) кластеров. Наиболее известный, или, лучше сказать, наиболее привычный, тот, о котором чаще всего говорят, кластер – сельскохозяйственный. Белоруссия – небольшая страна, экспортирующая продукты питания. Прежде всего, понятное дело, в Россию. Никого в России не удивишь ни белорусской картошкой (на ВДНХ, изволите видеть, открылась «Бульбяная» – кафе вроде бургерной, только там котлеты кладут не в разрезанную булку, а между двумя толстыми сочными драниками. Вкусно – ум отъешь. И реклама для республики прекрасная), ни сырами или колбасами. То есть нас ещё можно приятно удивить отличным качеством. Но не самим фактом продажи – привыкли мы к белорусским товарам.

Наиболее подверженный влиянию из России (не всегда позитивному, по мнению многих специалистов) кластер – химическая промышленность. С точки зрения российского бизнеса «Беларуськалий», контролирующий 20% (двадцать процентов! Из государства с населением меньше Москвы!) соответствующего мирового рынка – крайне лакомый кусок. То ли для грядущей приватизации, то ли, если белорусское государство сильно против, для сотрудничества. Главным претендентом на сотрудничество выступает российский «Уралкалий», и это повод для отдельной публикации. Или нескольких. А для белорусской политики – повод поговорить о возможном переходе важнейшей отрасли региональной экономики под контроль российского (не дай бог – ещё и офшорного) бизнеса.

Наконец, наиболее технологически насыщенный промышленный машиностроительный кластер. МАЗ (семь тысяч автобусов в год для российского рынка), БелАЗ – 30% (столько восклицательных знаков нет, сколько здесь стоило бы поставить. Треть!) мирового рынка карьерных самосвалов. МЗКТ (завод колёсных тягачей) и БМЗ – тот самый металлургический, который сейчас, если верить митингующим, остановили, чтобы наказать батьку Лукашенко. С риском огромных убытков.

Конечно, сводить белорусскую экономику к перечисленным предприятиям было бы неверно – тут ещё есть мощные IT-предприятия. Между прочим, известнейшая в мире и воспринимаемая всеми как русская компания Wargaming и несколько серьёзных предприятий, производящих, как говорили в СССР, «товары народного потребления». Но для анализа того, что случится с белорусской экономикой, достаточно посмотреть на сельское хозяйство и тяжёлую промышленность.

Потому что революционеры, придя к власти, первым делом это всё уничтожат. У них это в той самой обсуждаемой сегодня программе записано.

С сельским хозяйством всё просто. Никакому рынку, кроме российского, всё это великолепие не нужно и не может быть нужно. Кто не верит, посмотрите на Восточную Европу. Где болгарские вина и фрукты? Их нет нигде. Даже вина «Медвежья кровь», которое мы так любили, когда были студентами. Даже «Монастырской избы». Даже бренди «Солнечный берег». Евросоюз всё съел. И «Токай» венгерский почти весь выпил. И греческие, и румынские, и все прочие продукты… Не нужны. Западные девать некуда.

И с машиностроением так же. Об этом, кстати, намедни пытался сказать и Александр Лукашенко, выступая перед рабочими на МЗКТ. Дескать, скинете меня, пройдёт полгода – и не будет завода. Его, конечно, не пожелали услышать. А зря. Потому что в программе революционеров на одном из первых мест стоит требование приватизации и оптимизации производства. Вместе с требованием разрыва союза с Россией.

Как это будет выглядеть на практике, если до этого дойдёт? Да очень просто. МАЗ жив, пока поставляет машины в Россию. Никакого другого места для них на мировом рынке нет. Россия, если что, без минских автобусов проживёт, хотя рада этому не будет. Но – куда деваться, купим в Китае. А вот Минск никуда, кроме России, поставлять автобусы не сможет. Кто не верит, может обратить внимание на опыт других стран Восточной Европы, потерявших русский рынок и стремившихся влиться в ряды «свободных народов». Где венгерский «Икарус», друзья? Где «Татры»? Что нынче делает «Шкода»? Ах, филиал «Фольксвагена»… Повезло.

То же, что с МАЗом, будет и с БелАЗом. Тот мировой рынок, треть которого нуждается в этих самосвалах, – это рынок России и стран ЕАЭС. Откажись от этого рынка – и БелАЗа нет, больше некуда продавать продукцию. Желающие зайти на освободившееся место найдутся моментально – Caterpillar, Komatsu, John Deere… На их улице будет праздник, если победит белорусская мятежная улица. Такой вот грустный каламбур.

Безработица на пороге

А вот на этой самой белорусской улице после победы над ужасным тираническим режимом настанет горе. Почти сразу. Максимум через полгода–год. «Оптимизация» больших предприятий будет выглядеть как их убийство – бескровное, быстрое и надёжное. Убийство заводов приведёт к массовой безработице. Наверное, сегодня жителям двухмиллионного Минска, одурманенным революционной романтикой, кажется, что увольнение и поиск работы для 16 тысяч работников МАЗа и 11 тысяч БелАЗа – не такая уж страшная задача. Ну, пусть даже все четыре крупнейших предприятия закроются – все вместе это менее 100 тысяч безработных.

И так, да не так. Во-первых, если считать не только самих рабочих, но и членов их семей, количество пострадавших вырастает минимум втрое. Если считать со смежниками – ещё в два раза. «Оптимизация» тяжёлой белорусской промышленности, если она случится, будет означать для республики с 9,5 миллионами населения – 1 миллион безработных. Миллион! Из едва ли пяти миллионов трудоспособных. Это ещё без сельского хозяйства, которое, конечно, умирать будет дольше.

Никому из этих людей и их детей работы в республике больше не найдётся. Лучшее, что смогут они придумать, чтобы прокормить своих детей – это поехать на Запад и в Россию. С плакатиками: «Согласен на любую работу». Конкурировать с украинцами, румынами, болгарами, литовцами, латышами… За места на сборе урожая и на уборке помещений общего пользования. Нет, в России-то, может, ещё и получше рабочие места найдутся…

Или нет. Потому что гибель белорусской промышленности будет означать высвобождение рабочей силы на смежных с белорусскими гигантами российских предприятиях. По мнению ряда российских экспертов рынка труда, при неблагоприятном развитии событий (мировой экономический кризис, если вдруг кто забыл, и у нас снижение ВВП, снижение, а не рост) речь может идти о росте в России из-за белорусского фактора количества безработных ещё на 0,6–1 миллион человек. Расскажите мне теперь снова, что белорусская революция – это дело самих белорусов. Это дело русских, и удар направлен на Россию. Это наших сограждан собираются лишить работы и средств к существованию. Наших, не чужих! Если кому-то хочется доказывать, что белорусы нам чужие…

Мой хороший товарищ, известнейший российский эксперт по Ближнему Востоку Саид Гафуров однажды сказал о современных «либералах»: они не понимают, что для миллиардов людей на планете «свобода» – это просто возможность каждый день досыта кормить своих детей.

Сегодня в Белоруссии кричат о свободе. Если нынешние крикуны одержат победу, завтра значение этого слова для белорусов изменится. Потребуется уже не свобода демократических и конкурентных выборов, а свобода кормить детей досыта. Как жаль, что сегодня борцы за свободу не желают задуматься, чего они начнут хотеть завтра…

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх