Последние комментарии

  • Татьяна Кравцова23 июля, 8:39
    И еще кто-то смеет говорить,что мы с хохлами одной крови! Да Боже упаси нам быть такими же упоротыми!Что они творят,э...Украинский генерал рвется "положить конец российской империи"
  • Aleksandr Lavrov23 июля, 7:08
    сказочный долбоебУкраинский генерал рвется "положить конец российской империи"
  • Владимир Суханов23 июля, 6:58
    Гниль!!!!!!Украинский генерал рвется "положить конец российской империи"
  1. Блоги

"Какие прорывы и рывки, если мы ничего не производим?"

Правительство и крупные госкомпании подписали накануне соглашения о намерениях по развитию высокотехнологичных направлений. Символично, что это соглашение лишь о намерениях, тем не менее от чиновников и олигархов хотят уже чего-то большего. По крайней мере, Владимир Путин решил "подопнуть" их призывом как можно скорее начинать совместную работу над внедрением в жизнь новых технологий.


Кроме того, недавно президент провел экономическое совещание, на котором заявил, что тенденциями развития он доволен, однако и тут министров тоже "подопнул" - призвал ускорить темпы роста экономики России.

Таким образом, уже больше года прошло, как Владимир Путин объявил о необходимости прорывов и рывков в телеобращении к гражданам, а их все нет, как нет и необходимых темпов экономического развития. Довольствоваться остается только тенденциями, однако и они оставляют массу вопросов. Чего стоят одни только нацпроекты, на которые денег то ли нет, то ли они не доходят до дела.

О том, как обстоят дела в "прорывной" экономике, и чем же все-таки доволен президент, в беседе с Накануне.RU рассказал заместитель председателя комитета Госдумы по экономической политике, промышленности, инновационному развитию и предпринимательству Николай Арефьев.

– Президент доволен тенденциями развития экономики – вероятно, скоро все-таки увидим прорывы и рывки?

– У нас все рывки не вперед, а назад. Я анализирую экономическую ситуацию за последние 10 лет – у нас все идет вниз. Все эти рывки, прыжки, скачки – все вниз. Экономика на дне.


– Тогда почему власти обращаются к крупным госкомпаниям? Вроде бы, у нас для решения всех задач есть национальные проекты?

– Дело в том, что когда принимали национальные проекты, то решили, что финансирование должно быть из трех источников: первый – федеральный бюджет, это примерно половина; второй – регионы России, примерно треть; и еще часть падает на внебюджетные фонды. Внебюджетные фонды, конечно, будет формировать наша олигархия, к которой обратился Путин – "Газпромы", "Роснефти" и прочие – вот они должны дать денег на развитие и реализацию.

А теперь проекты, возможно, вообще не будут осуществляться. Там ситуация такая, что денег-то ни на какие проекты не выделено. Просто национальные проекты – это переименованные статьи бюджетной классификации. Если была статья бюджетной классификации, например, здравоохранение, то теперь ее назвали "национальным проектом". А деньги те же самые – на текущее содержание с небольшой прибавкой на инфляцию, только и всего.

А дополнительно что-то к тому, что было, никто не дает. Поэтому сегодня под вопрос и ставится реализация всех этих национальных проектов, поэтому начинают думать, где взять еще деньги.

– Либо где взять деньги, либо на кого бы еще переложить ответственность?

– Да, вот когда Кудрин отчитывался в Думе, я ему задал вопрос – что вы имели в виду, когда сказали, что надо пересматривать идеологию нацпроектов? Он сказал, что не надо их финансировать за счет федерального бюджета, а больше возлагать ответственности надо на регионы России. Ведь все это в регионах будет делаться, поэтому надо отдавать финансирование регионам.

Возникает вопрос – за счет чего они будут делать, если там больше двух триллионов дефицит бюджета? И будет на следующий год три триллиона. Тогда за счет чего это будет делаться?

Теперь, поскольку все осознают, что надо делать хорошую мину при плохой игре, начинают обращаться к олигархии, чтобы взять деньги – говорят, что на высокотехнологичные задачи. На самом деле это и на "высокие", и на "низкие" технологии, потому что у нас ни на то, ни на другое денег нет. Мало того – я не видел еще никакой программы развития этих высоких технологий.

– Может быть, имеется в виду цифровая экономика?

– Что под этим подразумевается, я не знаю. Были парламентские слушания по поводу цифровой экономики – я их прослушал и ничего оттуда не почерпнул. У нас любят новые словечки. Раньше это был "научно-технический прогресс" – это было понятно. Что сегодня под "цифровой экономикой" понимается, очень сложно представить, потому что одни считают, что это телефонная связь, другие считают, что бумажный оборот надо сокращать, третьи говорят, что надо государственные услуги переводить на электронику.

Все это замечательно и хорошо, но только роста промышленного производства не будет от этого.

Я всегда привожу пример – старое здание, в котором сегодня сидит Государственная дума, это был совет министров при Сталине. Вот из этого здания управляли всем Советским Союзом при помощи деревянных счетов и арифмометров. И рост объемов производства был по 15-20% в год. А вот сегодня "электронное правительство" со всеми "электронными прибамбасами" и смартфонами дает рост экономики от нулевой отметки по 1,5-2% в год.

– Тогда какими тенденциями в экономике остался доволен президент?

– У меня регион – Астрахань. Там "высокие технологии" и "эффективные менеджеры" довели до того, что сейчас Астраханская область – это полупустыня. Если раньше это был всесоюзный огород, рыбацкий край, промышленный центр, то сегодня промышленность загублена вся, ни заводов, ни фабрик нет, ни колхозов, ни всесоюзного огорода тоже нет, рыба вся передохла. А мы говорим о каких-то высоких технологиях.

Какие к черту высокие технологии, если нам жрать скоро нечего будет?

Если нам Запад присылать не будет через свою торговую сеть продукты, то нам есть нечего будет, мы же ничего не производим. Ни хлебом единым жив человек – хлеб мы продаем, хвалимся, что первые по экспорту, но остального ничего не производим. Да, мы производим свинину и курятину, но это тоже далеко не все.

Какие высокие технологии, когда в любом регионе, даже в Москве, основная профессия сегодня – таксист, охранник и продавец. Это высокие технологии? Президент сказал, что мы должны попасть в пятерку экономик. Да какая пятерка-то? С таксистами мы что ли в пятерку-то попадем?

– То есть повторяется ситуация с "майскими указами" 2012 года?

– Повторяется, конечно. Сначала сказали траты на нацпроекты 8 трлн – все за голову схватились. Потом сказали 13 трлн – теперь говорят 26 трлн! И все весело гуляют! А потому что это не дополнительные средства – это текущие средства на содержание всех статей бюджетной классификации. Вот и все. Мало того за ближайшие три года мы в ФНБ должны из бюджета перекачать 14,5 трлн рублей. А где же тогда мы деньги возьмем на национальные проекты, если еще изымем 14,5 триллионов?

В общем, это все бред сумасшедшего – ни о каких высоких технологиях и речи быть не может. И сегодня они хотят "менять идеологию" только из-за того, что кризис, что надо делать красивую мину при плохой игре, потому что игра не состоится.

– Извечный вопрос: кто виноват и что делать?

– Вот с таким безмозглым Правительством во главе с Медведевым мы никогда никуда не придем и ничего не добьемся. С ним и Кудрина надо гнать из страны. А кто министры? Да они все из одной и той же колоды. Посмотрите, кто на других важных местах: во главе ОАК поставили Сердюкова.

Сталин говорил, что кадры решают все – где мы с такими кадрами можем добиться высоких технологий? Да это торгаши!

С таким безмозглым руководством мы ни нашим государством…

Источник ➝

Популярное

))}
Loading...
наверх