Подробно о главном

9 926 подписчиков

Свежие комментарии

  • bngor68 Агеев
    Не дождётесь. Мы русские, а не жиды и у нас есть гордость.Пусть нам будет х...
  • Антон
    Какая мерзость!!!! И эти люди, учат нас ковыряться в носу))))Принц Эндрю перес...
  • Россиянин
    Знатно лоханулись пиндосы.))) Браво Вовану и Лексусу. Молодцы ребята. Вам бы еще адреса и явки групп выведать, цены б...«Вы имеете право ...

Пасха, паска да кулич. Откуда пошло столь важное для украинских патриотов пасхальное отличие

Пасха, паска да кулич. Откуда пошло столь важное для украинских патриотов пасхальное отличие

Пасха - важнейший христианский праздник, а потому неудивительно, что ему посвящали и посвящают свои произведения русские поэты и писатели. Однако в современной Украине этот праздник, а точнее, одно из праздничных блюд, пытаются использовать для окончательного размежевания с Россией.

Посвященные Пасхе стихи или рассказы можно встретить, пожалуй, у каждого классика. Не стал исключением и прославивший Киев русский писатель Александр Куприн. Действие его рассказа «По-семейному» как раз происходило в этом городе.

«Было это… право, теперь мне кажется порой, что это было триста лет тому назад: так много событий, лиц, городов, удач, неуспехов, радостей и горя легло между нынешним и тогдашним временем. Я жил тогда в Киеве, в самом начале Подола, под Александровской горкой, в номерах «Днепровская гавань», содержимых бывшим пароходным поваром, уволенным за пьянство, и его женою Анной Петровной — сущей гиеной по коварству, жадности и злобе», — начинал свой рассказ писатель.

Постоянных жильцов в номерах было шестеро, и все — одинокие люди, описывал Куприн. Среди них: пристрастившийся к игре в карты бывший купец, инженер Бутковский, студент «с толстым и безусым лицом», который позже станет известным прокурором, шоссейный техник Карл — «жирный остзеец, трясущийся пивопийца», сам Куприн и проститутка Зоя, «которую хозяйка уважала больше остальных».

Как вспоминал писатель, все они были «знакомы и как будто бы незнакомы».

И вот, на Пасху, которую Куприн встречал один, коридорный Васька передал ему записку.

«Глубокожамый № 8. Если вам свободно и не по Брезгуете очень прошу вас зати ко мне У номер разговеца свяченой пасхой. Извесная вам Зоя Крамаренкова», — гласила она.

Оказалось, что такие же записки получили и другие жильцы. В итоге у Зои собрались все, кроме студента.

«Комната у нее была именно такая, какой я себе ее представлял. На комоде пустые бомбоньерки, налепные картинки, жирная пудра и щипцы для волос. На стенах линялые фотографии безусых и курчавых фармацевтов, гордых актеров в профиль и грозных прапорщиков с обнаженными саблями. На кровати гора подушек под тюлевой накидкой, но на столе, покрытом бумагой, вырезанной, как кружево, красовались пасхи, кулич, яйца, нога ветчины и две бутылки какого-то таинственного вина», — описал номер Зои — в прошлом сельской девушки — Куприн.

Дерзнувшего бы написать такое сегодня писателя украинские патриоты мигом бы уличили в «незнании местных особенностей». Ведь, по их мнению, никаких куличей на Пасху в Киеве и окрестностях не пекли. Вместо них пекли паски.

Разница в одной букве

Паска — именно так на Украине называют кулич, уверяют и украинские телеканалы, публикующие в эти дни видео с рецептами куличей, и многочисленные эксперты.

И действительно, ряд украинских этнографов, живших в ХХ веке, использует именно этот термин.

«В пятницу пекут паски. Как только хозяйки отправят паски в печь и загнетят их священной вербой, они идут на огород и сажают рассаду — «чтобы капуста была здоровая, как паска». Паски в печи они накрывают платочками, которые потом хранятся и, если нужно, используются во время обкуривания от бешихи. Если верх паски западет или она окажется пустой внутри, это предвещает несчастье — кто-то, говорят, умрет в этом году», — передавал записанный в Никольской слободе на Слобожанщине обычай Олекса Воропай в первом томе своей книги «Обычаи нашего народа», вышедшем в 1958 году в Мюнхене.

При этом Воропай описывает и рецепт паски. Выглядел он так: делалась опара на молоке, к ней добавляли муки и яиц и месили тесто. В тесто клали белый и желтый имбирь.

«Желтый — для «красоты», а белый — для «духа», — пояснял Воропай.

В тесто добавляли еще настойку на шафране. Делая паски, клали их в высокие формы, а сверху делали из теста крест и «шишки». На некоторое время формы с пасками ставили в теплое место, чтобы паски взошли, и лишь после этого ставили паски в уже натопленную печь. Как писал Воропай, «пекли паски всегда из белой пшеничной муки и только один раз в год — на Пасху».

В этом утверждении он ссылался на жившего в ΧΙΧ веке фольклориста и поэта, автора современного украинского гимна Павла Чубинского, под редакцией которого в 1877 году вышел седьмой том «Трудов этнографическо-статистической экспедиции в Западно-Русский Край», который назывался «Малоруссы юго-западного края».

На странице 445 среди прочих «печений из теста» мы и находим искомое блюдо. Однако у Чубинского оно называется не паска, а пасха. Что характерно, Воропай почти слово в слово переписал рецепт у Чубинского. Он опустил лишь то, что пасху малороссы делали не только из пшеничной муки.

«Пасха всегда делается из пшеничной или из крупичатой муки и приготовляется только к празднику Пасхи», — завершал свой рассказ об этом «печении» Чубинский.

Его нельзя упрекнуть в русификации термина. Ведь на том же развороте книги, где речь идет о пасхе, но на другой странице — 444-й — мы можем встретить упоминание о другом блюде, которое Чубинский в книге назвал прямо — яечня. Именно так — яєчня — в современном украинском языке называется яичница. Кстати, описывая «яечню», Чубинский сообщает: «Яйца вареные употребляют очень редко; на праздник Пасхи «крашенки» (яйца вареные и окрашенные) считают священной обязанностью иметь. Поздравляя друг друга или даже и панов с праздником, непременно дают окрашенное яйцо».

Да и на других страницах, посвященных кулинарии, мы можем увидеть, что Чубинский аккуратно передает названия украинских блюд («свиняча печинка с часником», «картопля з маком») и даже овощей («цибуля», «огірки» и «буряк»).

В 1903 году в Российской империи выходит седьмой том сборника «Полное географическое описание нашего Отечества. Настольная и дорожная книга для русских людей», который назывался «Малороссия». Его авторами были два члена Императорской Санкт-Петербургской академии наук: этнографы Владимир Ламанский и Петр Семенов (в 1906 году последний получил к своей фамилии приставку Тян-Шанский).

«На Пасху готовится пасха из пшеничной или крупичатой муки», — указывалось и в этой работе.

В общем, свою выпечку малороссы называли пасха — с "х". Такое название и сегодня можно встретить в Донбассе, Киеве, а также Центральной, Восточной и Южной Украине.

Остается лишь добавить, что в вышедшей в 1865 году третьей части «Толкового слова живого великорусского языка» Владимира Даля на 18-й странице мы встречаем:

«Па́сха ж. празднество Іудеевъ, впамять исхода ихъ изъ Египта. || Агнецъ, закалаемый и съѣдаемый іудеями въ празднество это. || Ежегодное торжество христіанъ, впамять востанія изъ мертвыхъ Спасителя; свѣтлое Христово воскресенье, святая, святая-недѣля. || Великоруск. освященая стопочка сыру, творогъ, коимъ разгавливаются въ сей день; а малрск. куличъ, освященный для той-же цѣли, коровай <…>».

Таким образом, и родившийся в Луганском поселке (ныне — Луганск) Даль, и родившийся на хуторе Чубинка, что в Полтавской губернии (ныне — территория Борисполя), Чубинский писали именно о пасхе, но не о паске.

Византийская традиция и старообрядческий быт

В конце ΧVIII века в имении генерал-прокурора Александра Вяземского появилась удивительная церковь. Удивляла церковь Святой Троицы Живоначальной своей формой. По воле хозяина архитектор Николай Львов спроектировал и построил церковь так, что сама она напоминает кулич, а вот ее колокольня — пасху (в великорусском разумении). В народе церковь сразу же прозвали «Кулич и пасха». Тем, кто сегодня хочет полюбоваться на это творение Львова и Вяземского, нужно приехать в Санкт-Петербург, доехать до станции метро «Пролетарская» и пройти чуть больше трехсот метров.

Пасха, паска да кулич. Откуда пошло столь важное для украинских патриотов пасхальное отличие
© commons.wikimedia.org, GAlexandrova

Сам этот храм и его колокольня — воплощенное свидетельство того, что творожная пасха известна по крайней мере с XVIII века. Подтверждал это и такой знаток русской кухни, как Вильям Похлебкин.

«Среди сладких блюд русской кухни совершенно особое место занимают творожные пасты, носящие старинное название — пасхи. Наибольшее количество вариантов пасхи было разработано в конце XVIII-XIX вв., причем появлялась она прежде всего за богатым столом. Трудящиеся могли позволить себе такое дорогое по тому времени блюдо чрезвычайно редко, практически один раз в год, приурочивая его к большому церковному празднику, да еще к тому времени, когда появлялось молоко», — писал он в книге «Национальные кухни наших народов».

Скорее всего, именно поэтому название "пасха" закрепилось за творожным блюдом, которое внедрялось в народ сверху — через знать.

Что касается куличей, то они, как уверен Похлебкин, пришли на Русь из Византии.

«Куличи были завезены «из-за моря», из Византии, и всегда считались торжественными, дорогими и трудоемкими кондитерскими изделиями», — писал он в той же книге.

Собственно, само слово «кулич» происходит от византийского греческого — κουλλίκι — «круглый (овальный) хлеб». Сама традиция выпекать специальный хлеб, который в православной церкви называется "артос" (от греческого άρτος — хлеб), на Пасху прослеживается с XII века. В относящемся к первой половине ΧΙΙ столетия Евергетидском Типиконе было указано:

«По окончании же [трапезы] глаголем: «Благословен Бог, питающий нас», и тотчас трапезарий возвышает хлебы [άρτος], говоря: «Христос воскресе». Там же упоминается, что в субботу Светлой седмицы «иерей раздробляет хлебы (άρτος), а трапезарий раздает всем братиям».

Происхождение этой традиции связывают с историей об апостолах, которые после Вознесения Христова якобы оставляли за трапезой для Него часть хлеба. Тем самым они символически изображали присутствие Христа за трапезой. Примечательно, что упомянута эта история и в послании «О воздвижении пресвятыя и о артусе» епископа Тверского Нила Грека к вельможе Георгию Дмитриевичу.

Но почему у одной ветви русского народа — великороссов — появилось название «кулич», в то время как малороссы используют для названия такой же выпечки слово «пасха»? И почему никто не использует название «артос»?

Тут нужно отметить следующее. Все-таки артос используется священниками, но не мирянами. Его освящают в первый день Пасхи на литургии после заамвонной молитвы. Артос обносят возле храма во время крестного хода, который совершается на Светлой седмице ежедневно. А в Светлую субботу, после чтения молитвы и раздробления, артос раздают всем участникам богослужения. В общем, артос — особый вид хлеба, который используется на богослужениях.

А вот в том, что касается пасхи и кулича, автор этой статьи рискнет высказать следующую гипотезу: само различие в названиях может быть связано с реформой православной церкви, которую провел патриарх Никон при поддержке царя Алексея Михайловича в XVII веке. Примечательно, что одним из факторов, побудивших царя на реформу, было… присоединение Малороссии.

«Малороссия отделилась от Польши, признала своим царём Алексея Михайловича и вошла в состав Московского государства как его нераздельная часть. Но в Москве православие малороссов, как и православие тогдашних греков, возбуждало сильное сомнение потому единственно, что церковно-обрядовая практика южноруссов сходилась с тогдашнею греческою и разнилась от московской», — писал в вышедшей в 1912 году книге «Патриарх Никон и царь Алексей Михайлович» профессор, член-корреспондент Императорской Академии наук и бывший городской староста Сергиева Посада Николай Каптерев.

Часть русских священников не приняла реформы, и на Русь пришлось звать греческих священников, которые и обратили внимание на народный обычай выпекать эдакий «аналог» артоса. Можно также предположить, что переименовали хлеб, который, скорее всего, в простонародье назывался «пасха», местные сторонники реформы среди духовенства, которые желали быть больше греками, чем сами греки. А вот сторонники старой веры это переименование не приняли.

В подтверждение этой гипотезы можно привести слова старообрядцев. В 2008 году в России вышла книга «Русские старообрядцы. Язык, культура, история. Сборник статей к XIV Международному съезду славистов». Среди прочего в ней содержалась расшифровка интервью с двумя староверками из Западного Причудья — деревни Новая Казапель (Уус-Казепяэ) в Эстонии Анной Карзубовой и ее дочерью Прасковьей. Само интервью проходило в 2003 году. К тому времени Анне было 93 года, а ее дочери — 69 лет.

«Семь лепёшек надо сделать, друг на друга. Большая, меньше, меньше, меньше и самую маленькую. Ляпёшку сделают, помажут яичком, другой круг на это наложут, поменьший, чтоб по рядам была. Помажут опять — опять поменьший, так семь ляпёшек надо положить. Семь нядель посту — и семь ляпёшек. На самую маленькую уточку можно положить наверьх, а кругом кто виноградным веткам, кто таким рисуночком из теста украшает. Яичком помажут — и в печку. И вот она такая — не кулич, называется пасха. Красят яички. И вот и подают яички — крылошанам, старым бабкам. Кончится служба. Пасхи все на скамейке, от каждой пасхи по куску отрязают и раздают: хто бедныим, хто старый такой, и крылошанам», — рассказывала исследовательнице Ольге Ровновой Прасковья Карзубова.

А вот ее мать называла пасху — паской. «Паску пекли и яички красили», — говорила Анна Карзубова, указывая, что то была дрожжевая выпечка. Но тут нужно отметить, что и сам праздник Пасха она тоже называла «Паской». «Паску мы так отмячаем», — начинала она рассказ о праздновании.

Есть выпечка с таким названием и у старообрядцев, живущих в других местах.

«А теперича и на Паску уже дети даже не знают, что это паска, понимаете. Не говорять "мама будет печь паску": мама пекёть козанак, понимаете? Потерялося это слово — паска», — жаловалась старообрядка-липованка Ирина Михайлов, жительница села Слава-Черкезэ.

Интервьюировавшая ее исследовательница Анна Плотникова отмечает, что в больших липованских селах Камень (Каркалиу) и Сарикёй паской называют «маленький круглый хлеб для освящения в церкви».

Интервью со старообрядцами из Румынии, а также описание их быта можно встретить всё в том же сборнике.

Таким образом, можно предположить, что изначально в народе хлеб, который выпекали на Пасху, назвали по имени самого праздника. Позже, в ΧVII веке, на тех землях, где проходили никонианские церковные реформы, то, что называли пасхой, стали называть куличом. А спустя столетие на столах знати появилась усеченная пирамида из творога, которая символизировала Гроб Господень. И поскольку она появлялась на столах на Пасху, к ней и перешло это название.

При этом само слово "паска" не является исключительно украинским — оно встречается и в Причудье, и в Румынии. Более того, малороссы использовали слово "пасха".

Подытоживая, хотелось бы с грустью отметить, что сегодня различия в названиях одного и того же блюда используются на Украине в том числе и для разжигания вражды между народами. Мол, никакие эти русские не братья украинцам. Что ж, оставим это на их совести. А всех остальных поздравим со светлым праздником Пасхи и напомним слова Николая Гоголя из «Светлого Воскресения»: «Есть много в коренной природе нашей, нами позабытой, близкого закону Христа, — доказательство тому уже то, что без меча пришел к нам Христос, и приготовленная земля сердец наших призывала сама собой Его слово, что есть уже начало братства Христова в самой нашей славянской природе».

Ссылка на первоисточник
Шеф-повара часто улучшают блюда соусами: 5 их соусов сделали дома, и еда сраз...

Картина дня

наверх