Подробно о главном

9 782 подписчика

Свежие комментарии

  • Логинов Георгий
    Путеводная звезда для каждого целеустремленного? Тяжеловато: в пути много нездорового хлама."Основное превосх...
  • Алексей Смирнов
    Ворождение само по себе не наступит. к нему нужно стремиться, а пока слишком много людей заняты лишь выживанием. им н..."Основное превосх...
  • Владимир Смирнов
    Не "планом маршала", а "планом Маршалла"!!!.Малоизвестные фак...

ПРИШЕСТВИЕ «ПРОМЕТЕЯ»

ПРИШЕСТВИЕ «ПРОМЕТЕЯ»

Автор: Виктория ФОМЕНКО

Наша страна завершает масштабную модернизацию войск ПВО. В российские военные части начались поставки новейших зенитно-ракетных комплексов С-350 «Витязь», а в ближайшем будущем к ним должны присоединиться и С-500 «Прометей» – самая совершенная и действительно не имеющая аналогов в мире зенитно-ракетная система.

Развертывание этих зенитно- ракетных комплексов (ЗРК) на многие годы закрывает вопрос о возможности нанесения по России обезоруживающего удара, а заодно и отправляет на свалку истории основные концепции ведения боевых действий, сформировавшиеся в американской армии. Концепции эти родились еще в годы холодной войны, и вот уже 40 лет определяют облик всех военных кампаний, которые Штаты ведут в разных регионах планеты.

Фактически, на наших глазах происходит очередная военно-техническая революция, сопоставимая по масштабам с появлением противоснарядной брони у танков и спуском на воду первых дредноутов. Не исключено, что историки будущего назовут период с 30-х по 50-е годы XXI века «эпохой «Прометея».

МЕЖДУ ЗЕМЛЕЙ И КОСМОСОМ

Уникальность нового отечественного комплекса связана с тем, что «Прометей» способен сбивать практически все типы летательных аппаратов, от простейших беспилотников до гиперзвуковых боеприпасов и поступающих из космоса боевых блоков межконтинентальных ракет.

Столь потрясающая «всеядность» ЗРК объясняется тем, что его создатели целенаправленно стремились создать универсальное средство защиты от всех типов воздушно-космических угроз.

На возможность решения задачи намекало то обстоятельство, что требования к комплексу, вооруженному сверхдальнобойными ракетами, действующими в плотных слоях атмосферы, оказались в определенной степени близки к тем, что предъявляются к ЗРК, предназначенным для уничтожения целей в ближнем космосе. С самого начала конструкторы понимали, что в обоих случаях требуются крупные ракеты с большим запасом топлива, мощные радиолокаторы, автомобили высокой грузоподъемности.

В принципе, под решение каждой из задач можно было создать и отдельную систему. Именно по такому пути пошли в свое время советские конструкторы, изначально «заточившие» ЗРК С-300П на борьбу с самолетами и крылатыми ракетами, а С-300В – на перехват оперативно-тактических ракет. Позже аналогичным образом поступили американцы, создавшие комплекс THAAD (Terminal High Altitude Area Defense system) для перехвата поступающих из космоса боеголовок на большой высоте и оставившие охоту за целями в плотных слоях атмосферы «Патриотам» (Patriot PAC-3).

Однако создание единого комплекса сулило очень большие преимущества, как военно-тактического, так и чисто экономического характера. В итоге, после 20 лет работы, наши специалисты сумели создать систему, закрывающую обе ниши.

Основным средством борьбы с самолетами и крылатыми ракетами С-500 стала ракета 40Н6, разрабатывавшаяся как топовый боеприпас для комплексов С-400 «Триумф» с подтвержденной дальностью применения до 400 км. В модифицированном для С-500 варианте она имеет дальность в 600 км.

Для борьбы с баллистическими и гиперзвуковыми целями «Прометею» достались ракеты 77Н6-Н и 77Н6-Н1. По некоторым данным, оба боеприпаса унифицированы с ракетами перспективного комплекса противоракетной обороны А-235 «Нудоль», который вначале 2020 года должен дополнить систему А-135 «Амур». Именно она сейчас защищает Москву и центральный промышленный район РФ от внезапного ракетного удара.

Точные тактико-технические характеристики этих изделий засекречены. Тем не менее, считается, что они способны сбивать цели, движущиеся со скоростью до 7 км в секунду, то есть в 20 раз быстрее звука. Высотность этих ракет также досконально неизвестна, но специалисты полагают, что она составляет от 120 до 165 км.

Иностранные эксперты убеждены: чтобы снимать с орбиты военные спутники, в том числе и те, на которых может размещаться ударное вооружение, ракета 77Н6-Н1 может комплектоваться ядерной боеголовкой.

В этом нет ничего невероятного: советские ракеты-перехватчики старых систем ПРО комплектовались именно такими боевыми частями. Однако использование ядерных боеприпасов налагает очень серьезные ограничения на возможность применения противоракет по высоте. В конце концов, взорвать ядерную боеголовку в нескольких километрах над городом – отнюдь не лучший способ защитить его от ядерного удара. Даже и стратосферное применение атомных боеприпасов чревато неприятными последствиями в виде массового выхода из строя электроники и серьезного ущерба для энергетики (высотные ядерные взрывы порождают мощные электромагнитные импульсы, а созданные ими наведенные токи жгут и плавят трансформаторы).

Кроме того, «Прометей» занимает положение между войсковыми комплексами ПВО и стационарными системами противоракетной обороны стратегически важных объектов. Поэтому сомнительно, что комплекс, по крайней мере, массово, получит «спецбоеприпасы».

Скорее всего, основным средством перехвата станет кинетический удар или подрыв на небольшой дистанции от цели, что позволит применять ЗРК даже в непосредственной близи от населенных пунктов.

СМЕНА ПРАВИЛ

Принятие С-500 на вооружение российской армии, безусловно, станет событием, меняющим правила ведения войн на планете. С 1982 года американские военные руководствуются концепцией воздушно-наземных операций (AirLand Battle), предполагающей разгром противника за счет теснейшего взаимодействия между наземными силами, авиацией, спецподразделениями и платформами-носителями дальнобойных крылатых ракет. Эта доктрина прошла несколько этапов развития и в 2011 году была преобразована в концепцию «согласованных наземных боевых действий» (Unified Land Operations). По сути, это мануал по уничтожению противника, имеющего более-менее крупную армию, но не способного обеспечить воздушное прикрытие собственной территории.

Возможность бить врага на всю глубину оперативного построения войск, находясь при этом на безопасном расстоянии, в сочетании с экономическим и политическим лидерством закономерно привели американских стратегов к концепции «быстрого глобального удара» (Prompt Global Strike). Она предполагает нанесение сокрушительного неядерного удара по любому региону планеты в течение часа после того, как соответствующее решение будет принято в Вашингтоне.

В отличие от стратегии воздушно-наземных битв, молниеносный глобальный удар так и не стал рабочей доктриной американцев, несмотря на то, что Пентагон потратил немало сил и средств, чтобы воплотить ее в реальность. Сладкая мечта мирового гегемона не успела стать былью. И, судя по всему, уже не успеет: ведь появление С-500 на театре военных действий множит на ноль обе американские концепции.

Речь даже не о нейтрализации ударного кулака войск США в виде крылатых ракет и планирующих бомб. В конце концов, боеприпасов, пусть и очень дорогих, можно наклепать сколько угодно. Дело в том, что российские «Прометеи» способны выбивать ключевые компоненты американской военной машины, без которых отлаженный механизм превращается в груду недееспособного металлолома.

Так, из-за огромной дальнобойности противосамолетных ракет 40Н6М в зоне эффективного огня оказываются самолеты системы AWACS – летающие радары, предназначенные для целеуказания и координации действий воздушных и наземных сил. Способность комплекса сбивать низкоорбитальные спутники лишает американских военных не только зорких глаз, но и надежных каналов связи, а это, в свою очередь, влечет серьезнейшие проблемы в применении высокоточного оружия: его операторы разом теряют из виду и врага, по которому нужно попасть, и свои подразделения, которые, наоборот, необходимо всячески защищать.

Невозможность наносить высокоточные удары уже лишает смысла действия спецназа, который американцы обычно забрасывают в тыл атакованной армии с целью незаметно «подсвечивать» ее силы в момент развертывания и выдвижения к полю боя. Способность выбивать самолеты дальнего радиолокационного обнаружения и управления создает сложности в применении самолетов-«невидимок», которые для большей скрытности вылетают на задания с отключенным радаром и пользуются сторонним целеуказанием. Необходимость включать собственные радары приведет к демаскировке аппаратов, фактически лишая их преимущества малозаметности.

К слову, заточенность российских перспективных видов оружия на охоту за критически важными компонентами американской военной машины видна не только на примере С-500. Этот же подход четко прослеживается в конструктивных решениях истребителя Су-57 (см. статью «Воздушный снайпер», «Совершенно секретно», № 8 (443), апрель 2020 года), который, по мнению западных экспертов, в случае гипотетического конфликта будет целенаправленно охотиться за самолетами AWACS, воздушными танкерами и самолетами радиоэлектронной борьбы (РЭБ) натовской авиации.

Совокупность ракетных и радарных характеристик С-500 делает его крайне эффективным средством для борьбы с баллистическими ракетами средней и малой дальности. Казалось бы – так себе преимущество: на дворе не середина 80-х годов прошлого века, Москве не грозят американские «Першинги», развернутые в ФРГ и Великобритании. Однако если вспомнить, что со второй половины нулевых американские военные рассматривают ракеты этих классов как наиболее перспективные платформы для запуска гиперзвуковых планирующих блоков, то и это свойство «Прометея» начинает играть свежими красками.

По словам замминистра обороны России Алексея Криворучко, ЗРК способен бороться с баллистическими ракетами с расстояния до 3,5 тыс. км. Иными словами, «Прометей» может выступать аналогом европейского компонента американской ПРО. Размещение комплексов в Крыму и Калининграде полностью перекрывает территорию континентальной Европы, позволяя сбивать ракеты вероятного противника на так называемом активном участке траектории, то есть при наборе высоты. Это самый уязвимый этап полета любой баллистической ракеты: в это время скорость боеприпаса еще минимальна, возможностей для маневра – почти никаких, а ложные цели еще не отстрелены.

В свою очередь генеральный конструктор Концерна ВКО «Алмаз-Антей» Павел Созинов рассказывал, что разработчики системы уделили особое внимание тому, чтобы ракеты «Прометея» могли наводиться на генераторы помех вражеских средств РЭБ. Это значит, что комплекс может целенаправленно отстреливать самолеты и беспилотники-постановщики помех, оставляя натовскую авиацию на растерзание более старым ЗРК, радары которых, в соответствии с американскими стандартами, должны быть подавлены еще до входа самолетов в зону их досягаемости.

ПРИШЕСТВИЕ «ПРОМЕТЕЯ»

Ну и вишенка на торте: при правильном расположении С-500 способы защитить российские межконтинентальные ракеты от американских ракет-перехватчиков системы ЕвроПРО. Иными словами, ни о каком безнаказанном расстреле «Тополей» и «Сарматов» над Русской равниной и акваториями арктических морей больше речи не идет. Многолетние усилия по обузданию «русского медведя» и на этом направлении накрылись медным тазом. А ведь еще в 2011 году западные эксперты на полном серьезе рассуждали о том, что русским придется отказаться от пусков межконтинентальных баллистических ракет (МБР) к востоку от Урала.

ЕЩЕ НЕ ЗАВТРА, НО УЖЕ СКОРО

Как правило, создание прорывных систем вооружений всегда и везде сопряжено с преодолением огромных сложностей и требует колоссальных ресурсов. С-500 не стал исключением. Старт работам положила инженерная записка, подготовленная в 2002 году; на ее основе в 2004– 2006 годах была проведена научно-исследовательская работа под кодовым названием «Властелин». Пять лет спустя был готов эскизный проект, а к 2013 году изготовлены отдельные компоненты системы.

Разработка С-500 велась параллельно с доводкой и подготовкой к производству другого дальнобойного комплекса – С-400 «Триумф». Работа над двумя похожими системами при дефиците информации об их особенностях породила у многих опасения, что российский ВПК занялся производством так называемых «бумажных тигров», то есть поставил на поток разработку неких «уникальных» и «не имеющих аналогов в мире» комплексов без доведения их до стадии массового производства. Пессимисты заявляли, что при таком подходе Россия получит несколько комплектов выставочных вундерваффе – и сотни безнадежно устаревших С-300 в частях.

Срывы сроков по началу производства С-500 только подтверждали эти опасения. Изначально предполагалось, что серийное производство комплекса начнется в 2014 году или 2015 году, а первый этап поставок завершится до 2020 года. Государственная программа развития вооружений (ГПВ) на 2011–2020 годы предполагала начало поставок комплекса в войска в 2017 году; тогда же была начата подготовка специалистов. Однако глава Ростеха Сергей Чемезов лишь в июне 2019 года сообщил о начале производства.

Означает ли это, что оправдываются худшие опасения скептиков? Скорее нет, чем да. ГПВ-2020 выполнена практически полностью. В частности, программа предполагала отправку в войска 56 дивизионов С-400. Этого количества хватило для перевооружения примерно половины полков ПВО. 54 дивизиона военные получили уже к концу 2018 года; иными словами, задача была решена с опережением графика. Вторая половина полков осталась с устаревшими С-300ПС и их модернизированным вариантом С-300ПМ. Однако с июля нынешнего года эти системы начали заменять комплексами С-350 «Витязь». «Совершенно секретно» уже рассказывала о специфике этих ЗРК (см. статью «Золотая орда» на подходе», «Совершенно секретно», № 13 (448), июль 2020 года) и причинах, по которым они являются идеальным дополнением к дальнобойным, но ограниченным в боекомплекте С-400. Таким образом, пока выполнение госпрограммы вооружений в общем и целом производит благоприятное впечатление и показывает, что Минобороны и Генштаб весьма вдумчиво и последовательно готовят российские ПВО и Воздушно-космические силы (ВКС) к возможному столкновению с американской военной машиной.

Способность оборонщиков произвести 10 дивизионов С-500 не вызывает больших сомнений: слишком много уже вложено в эту программу, чтобы ее можно было отменить или отложить на неопределенное будущее.

Впрочем, даже если Министерство обороны в очередной раз сдвинет сроки вправо на год-полтора, то и при таком раскладе ничего страшного не произойдет. По словам генерального конструктора Концерна «Алмаз-Антей» Павла Созинова, при разработке комплекса его создатели сделали прогноз по развитию средств воздушно-космического нападения на ближайшие 25 лет и постарались заложить в С-500 потенциал для борьбы с перспективным оружием противника.

«Наша система должна уметь бороться с теми средствами, которые еще отсутствуют, но могут появиться через пять, семь или десять лет», – пояснил конструктор. Созинов также обратил внимание на то, что комплекс С-300 за время своего существования прошел пять крупных и около 20 малых модернизаций, которые позволяли ему оставаться эффективным на протяжении всего срока службы. Если С-500 будет иметь сопоставимый модернизационный потенциал, то он сможет остаться в строю до начала 2050-х годов, в какой-то момент заместив своего старшего собрата С-400 в качестве основного войскового ЗРК дальнего радиуса действия.

Фото из архива автора

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх