Подробно о главном

9 946 подписчиков

Свежие комментарии

  • Алексей Макеев
    а почему мироненко еще не в застенках нквд? чё, лукашенка нет на него?Байки Госархива п...
  • Sergiy Che
    Ну теперь нужно ответку - нащи корабли ВМС что бы резко в районе каких-нить Фолклендов в терводы мелкобриташки вошли ...BBC сообщила о на...
  • Георгий Агеев
    Спи спокойно АНТОН они же себе яму копают чем меньше их будет тем же лучше надо дарить им аплодисменты и одобрямс э...Правительство Вик...

Провинциальные арийцы и «охота к перемене мест»

Провинциальные арийцы и «охота к перемене мест»

Украинский национализм безнадёжно провинциален. Настырно пытаясь изобразить Украину великой европейской державой, он является наглядным воплощением комплекса неполноценности определённой части украинского социума.

Его можно сравнить с девицей из захолустья, которая посвятила жизнь реализации мечты о более престижном месте обитания — сначала переехать в областной центр, потом в столицу, потом в Париж или Нью-Йорк. В самом факте переезда нет ничего плохого, но, даже проживая на Елисейских полях, наша девица нередко остаётся безнадёжно провинциальной, плохо образованной и невероятно нахальной — чем компенсирует свою внутренне признаваемую изначальную «второсортность».

Существует как бы две ипостаси украинской национальной идеи — пресмыкательство перед теми, кого их внутреннее «Я» признаёт за высший сорт людей, и невероятное высокомерие к тем, кто — по мнению расово-правильного патриота — занимает подчинённое положение по отношению к «титульной нации». Психология холопа легко уживается с замашками сатрапа — словно у домашнего тирана из числа барской дворни.

Так, один из самых известных порохоботов и ненавистников всего русского Мирослав Гай заявляет: «Нам нужно объединять культурное пространство с Европой, с США, с цивилизованным миром… Потому что когда вы приезжаете туда — отвезите туда свою бабушку, она будет шокирована.

Просто покажите, отведите её в магазин, покажите, что цены на продукты в Европе такие же, как на Украине».

Но при этом, считает пан Мирослав, в обязательном порядке надо отказаться от всего русского: «Это и гуманитарная защита в виде того, что вы смотрите не условного Киркорова, а смотрите классную украинскую музыку, которая, благодаря квотам на украинском телевидении, цветёт! Соответственно, вы попадаете под влияние Украины, а не пропагандистских песен, которые они там поют, соответственно, вы смотрите украинские фильмы, а не русские».

Видели мы те украинские фильмы, слыхивали мы те песни… «Нельзя прививать любовь к своему путём уничтожения культуры, которая рядом растёт, — заметил один из самых известных украинских композиторов, Владимир Быстряков. — Публика голосует ногами в шоу-бизнесе. Ей не впендюришь местного гения вместо любимого певца».

А чтобы соскоблить глянец с туристических фото, достаточно оказаться в арабских кварталах Парижа или чёрных районах Вашингтона. Я уж не говорю, чтобы пожить жизнью рядового европейца — да так, чтобы с уплатой всех налогов (к чему, подозреваю, грантоед и «волонтёр» Мирослав Гай не приучен физически). Поучительно также столкнуться с местной ювенальной юстицией, доносительством и многими другими вещами, о которых восторженные провинциалы предпочитают умалчивать. Иначе их собственная история взлёта из Кацапетовки до Бруклина окажется не такой уж и впечатляющей.

Хочу подчеркнуть: истории переезда бывают разные — и настоящая любовь, и политическая эмиграция (автор сам из таких), и необходимая работа. Я говорю о людях, настаивающих на том, что «цивилизованная жизнь» (по выражению Мирослава Гая) существует исключительно вдали от Киева или Харькова, а сама Украина под «чутким руководством» украинских как бы «патриотов» должна маршировать туда, где хорошо чьей-то загадочной бабушке, которую только и должны интересовать цены в тамошнем магазине.

Родина — это не там, где хорошо грантоедам. И не факт, что на родине всё может быть идеально, но именно её обустраивали, как могли, поколения наших предков. Наплевать на её судьбу — значит в какой-то степени предать их всех. Как предаёт человек самого себя, демонстративно отказываясь от родного языка, истории своего народа, реальных свершений своих родителей. Собственно, так и поступают многие майданщики, пытаясь оправдать своё личное отступничество ценами в чужих магазинах. Инфантилизм на грани слабоумия.

Позиция эта изначально ущербна, а потому нуждается в психологической компенсации: от пресмыкательства перед «цивилизованным миром» до зазнайства перед «миром нецивилизованным», в нашем случае — ненавистным до колик миром русским. Миром огромного государства, всемирно известной культуры, великой истории, частью которой является и нынешняя Украина — с её полями легендарных сражений, построенными на Диком поле городами, многомиллионным русскоязычным населением.

Однако не только русские или русскоязычные не дают покоя раздухарившемуся «домашнему тирану» (он же покорная челядь на барском дворе). Сколько уж было провокаций против украинских венгров, болгар, евреев… Потому что суть местного национализма, как мы знаем из их речовок, «памятай, чужинець, — здесь господар украинец». Что, впрочем, никак не мешает им продавать украинскую землю и заводы тем самым «чужакам», которые являются истинными господарями постмайданной Украины — что бы там ни орали уличные нацики.

Любопытно другое. Мирослав Гай и иже с ним якобы ведут Украину в западный «цивилизованный мир» (представление о котором, похоже, проистекает из их детской мечты о модных джинсах), а потом очень удивляются, что реальность не совпадает с их мечтой. Никто Украину не одаривает деньгами, не вкладывает в неё гигантские средства (как это было в своё время с Польшей), иногда даже поругивают за недостаточную проворность в сбрасывании с себя последней одежды.

Украинские «патриоты» маршируют в Европу, которой нет, на Запад, который и сам вступил в полосу преобразований, которые вряд ли понравятся местным радетелям национальной и расовой чистоты. Так, выступая перед Конгрессом и говоря об угрозах для Соединённых Штатов, Джо Байден заявил: «Превосходство белых — это терроризм, и мы тоже не собираемся его игнорировать. Мои дорогие американцы, послушайте, мы должны собраться вместе, чтобы исцелить душу этой нации». И рецепты этого лечения чрезвычайно далеки от идеалов «белого вождя» Андрея Билецкого и его многочисленных «коллег».

Перестройка западного общества под новые расовые реалии, гендерные правила и культуру мультикультурализма — диаметрально противоположна традиционалистскому базису украинского национализма. И если на уровне своего провинциального восприятия прозападные грантоеды будут ратовать за бесперебойную работу своей кормушки, то людям, мыслящим категориями независимости, стоит задуматься: а тот ли это Запад, о котором они мечтали? И стоит ли физический переезд туда кучки материально заинтересованных лиц гибели всей страны? Нужно ли идти в фарватере тех, для кого Украина лишь разменная монета?

Прозрения иногда касаются мыслительных способностей политических провинциалов, хотя принимают настолько карикатурные формы, что поневоле хочется их процитировать — так что возьмём следующую цитату за эпилог.

На очередной акции ультраправых в Киеве заместитель главаря группировки «Традиции и порядок» Александр Смаглюк заявил: «Сепаратисты и коллаборанты хотят нас разделить по языковому, национальному признаку, а что делают феминистки? Они пытаются разделить нас по половому признаку. То есть противопоставить женщин мужчинам, гетеросексуалов — гомосексуалистам и так далее. Это противопоставление — разделяй и властвуй. Однако когда мы хотим, чтобы на украинской земле властвовали исключительно украинцы, они хотят, чтобы конечным бенефициаром и владельцем Украины были совсем не украинцы».

Молодому человеку, который наверняка считает себя «патриотом», видимо, невдомёк, что и он сам со своим зоонацизмом, и ультралиберальная помешанность на гендере, и животная русофобия, и вопрос чужого владения Украиной являются различными частями общей картины. И пока он и его коллеги будут мыслить категориями типа «исключительно украинцы», здесь ничего для украинцев не останется.

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх