Подробно о главном

9 967 подписчиков

Свежие комментарии

  • Vlad Иванов
    Статейка провинциального «эксперта» ни что иное как искажение жизненных и исторических фактов и жонглирование термино...Что погубило сове...
  • Валерий Комаров
    Поистине мудрые слова священнослужителя.Сталин - богоданн...
  • Rusik Rusik
    Социальное государство будет после Путина, или не будет никакого.Фраза И.В.Сталина...

Франция, как фланговый потенциал НАТО в войне с Россией

Франция, как фланговый потенциал НАТО в войне с Россией

Франция, как фланговый потенциал НАТО в войне с Россией

По мнению экспертов, RAND, французские вооруженные силы являются одними из самых боеспособных в Западной Европе и могут похвастаться полным спектром возможностей, позволяющих им участвовать в полном спектре операций, включая высокоинтенсивные обычные боевые действия против равного противника.

В этом отчете исследователи RAND рассматривают роль, которую французские вооруженные силы могли бы сыграть в качестве партнера по коалиции в гипотетическом конфликте с Россией.

Исследователи использовали широкий спектр публикаций на французском и английском языках, а также беседы с французскими экспертами в области обороны, чтобы понять не только возможности и способность французских вооруженных сил вести войну в целом, но и их способность вести высокоинтенсивную конвенциональную войну, в частности.

Несмотря на то, что отчет вышел только в июне 2021 года, многие документы и комментарии на которых базируется данный отчет, датированы периодом с 2017 по 2019 год. В отчете сделан анализ текущих возможностей французской армии, рассмотрены вопросы военного строительства и модернизации армии, военно-воздушного и военно-морского флота, направления развитиях разведки и подходов к проведению мультидоменных операций, а также будут даны оценки возможности применения армии Франции в гипотетической войне с Россией.



Часть 1. Общие вопросы

В настоящее время Франция обладает одной из самых боеспособных армией Западной Европы, благодаря стремлению страны поддерживать как можно более широкий спектр военных возможностей и сохранять свою способность справиться с любым видом конфликта, включая обычные войны высокой интенсивности, без необходимости привлечения союзников. Как и все западноевропейские вооруженные силы, французские вооруженные силы значительно сократили свою структуру после 1991 года.

Каждый из видов вооруженных сил Франции, в настоящее время является полностью профессиональным, после отмены призыва в 1996 году, и составляет менее половины от той численности, которая была в конце холодной войны, когда около половины личного состава французских вооруженных сил составляли призывники.

Сокращение численности неизбежно привело к сокращению потенциала армии. Однако французы, в силу своих стратегических приоритетов, по-прежнему обладают более широким спектром возможностей, чем большинство других европейских вооруженных сил. Тем не менее, возможности Франции по поддержанию высокотехнологичного конвенционального конфликта ограничены.

Французские вооруженные силы могут выполнять все поставленные перед ними задачи одновременно, но им не хватает глубины, что означает, что такие сложные операции быстро истощат их людские и материальные ресурсы.

Оборонная стратегия Франции строится на нескольких обязательствах, которые относятся к периоду правления президента Шарля де Голля (1959—1969 гг.):
Сохранение ядерного арсенала (Франция обладает воздушной и подводной частями ядерной триады, отказавшись в 1990-х годах от ракет наземного базирования с ядерными боеголовками);
Сохранение способности вмешаться в любое время и в любом месте для защиты национальных интересов;
Защита ключевых оборонных отраслей.

В последнее время Франция увеличила свои расходы на оборону: Она подтвердила свою приверженность достижению цели Организации Североатлантическогодоговора (НАТО) — тратить 2 процента своего валового внутреннего продукта на оборону, что делает ее заметным и полезным партнером в операциях коалиции.

Однако важно отметить, что взгляды Франции на распределение бремени, возможно, отличаются от взглядов США; французы считают активные зарубежные операции своих вооруженных сил, особенно в Сахеле, а также в Ираке и Сирии, распределением бремени — формой неденежного вклада, который укрепляет безопасность НАТО и Европы, даже если они не проводятся по мандату НАТО или Европейского союза. Более того, хотя французы обеспокоены действиями России на их южном фланге (например, в Ливии, Сирии), они считают российскую конвенциональную угрозу в Европе ограниченной, исходя из их оценки, что ядерное сдерживание, скорее всего, возобладает в таких обстоятельствах.

Французская армия

В конце холодной войны численность французской армии составляла 300 000 человек, 15 дивизий и три отдельных корпуса. Она имела значительную степень специализации, которая отличала ее подразделения, оснащенные для ведения обычных боевых действий от более легких экспедиционных подразделений.

В настоящее время армия имеет только две дивизий и предназначена быть универсальной силой, с акцентом на то, что французы называют сегментом médian (средний сегмент) в спектре вооруженного конфликта.

Средний сегмент обычно определяется как достаточно тяжелый, чтобы выжить в условиях крупномасштабной войны, но достаточно легкий, чтобы оставаться экспедиционным — т. е. пригодным для развертывания в суровых условиях, таких как например, в Мали, при отсутствии широких возможностей материально-технического обеспечения.

Армия делает крупные инвестиции в технологии, особенно в сетевые технологии ведения войны (как видно из многомиллиардной программы модернизации SCORPION), но она сталкивается с проблемой в отношении боеготовности, в связи с прошлыми сокращениями бюджета и мерами жесткой экономии, а также бременем поддержания текущих зарубежных операций (в первую очередь, операция «Бархан» в Сахеле и операции по обеспечению внутренней безопасности, известная как «Операция Sentinelle»).

Военно-воздушные силы Франции

Как и армия, французские ВВС сохранили широкий спектр возможностей после сокращений 90-хх годов прошлого века, хотя и страдают от ограниченного потенциала.

Одной из причин, ВВС являются носителями ядерного оружия, что обязывает Францию вкладывать средства в обеспечение наличия средств доставки этого оружия.

Французские «Rafale» полностью совместимы с НАТО, и Французы заинтересованы в том, чтобы сделать их совместимыми с F-35. Существует план замены Rafale самолетом шестого поколения к 2035–2040 годам.

Французские ВВС испытывают острую нехватку стратегических воздушных судов. Внедрение многоцелевых самолетов A330 Multirole Tanker Transports могло бы увеличить возможности стратегических воздушных перевозок, одновременно высвободив авиационный транспорт под задачи дозаправки в воздухе.

Другие недостатки включают нехватку боеприпасов, а также нехватку средств подавления и преодоления противовоздушной обороны противника — (SEAD). Последнее также снижается из-за ограниченного количества боеприпасов, так как SEAD может потребовать запуска большого количества крылатых ракет SCALP (многоцелевая высокоточная крылатая ракета большой дальности с автономным наведением) воздушного или морского базирования. Наконец, ВВС также испытывают трудности с оперативной готовностью. Эта проблема относится ко всем французским военным самолетам, но особенно ярко она проявляется в вертолетном парке (эта проблема общая с армией). Одной из причин такой неготовности является жесткая экономия бюджетных средств; другой причиной является частое развертывание самолетов Франции в сложных территориальных условиях, особенно в Сахеле.

Реклама

Военно-морской флот Франции

ВМС Франции, как и ВВС, сократились после холодной войны, но они сохранили ряд возможностей, в основном для поддержания своей миссии ядерного сдерживания.

Численность ВМС Франции сократилась с 75 000 до примерно 35 000 человек, а флот из 147 боевых и вспомогательных кораблей в 1985 году до примерно 90 в настоящее время. Между тем, ВМС осуществляют крупные инвестиции для поддержания современного флота подводных лодок с баллистическими ракетами и их защиты от противника. Последнее требует наличия мощного противолодочного потенциала, который обеспечивается самолетами, новыми фрегатами и ударными подводными лодками.

Французы модернизируют свои ударные и баллистические подводные лодки, а также связанные с ними системы вооружения, одновременно расширяя свой современный флот фрегатов. ВМС недавно переоборудовали свой единственный авианосец «Шарль де Голль», оснащенный ядерным двигателем, и проводят исследования по строительству одного или, возможно, двух авианосцев для его замены.

ВМС также планируют модернизировать ряд своих самолетов, включая самолеты раннего предупреждения E-2 с авианосца и патрульные корабли Atlantique; последние выполняют двойную функцию — разведки, наблюдения и рекогносцировки, а также в качестве платформ вооружения для поддержки наземных операций в Африке и Леванте.

В целом, французский военно-морской персонал подготовлен для ведения обычной войны, так как миссия ВМС фактически не изменилась со времен холодной войны.

Ограничения ВМС заключаются в относительно небольшой численности флота. Как и у других служб Франции, у ВМС есть проблемы с боеготовностью, а запасы боеприпасов, по сообщениям, невелики.

Космические, кибернетические и разведывательные возможности

Франция осуществляет крупные инвестиции в космическую и кибернетическую сферы. Франция рассматривает космос как важнейшее средство обеспечения множества высокотехнологичных возможностей, включая ядерный потенциал, а кибернетический потенциал становится все более необходимым для ее собственной обороны.

Франция работает над оборонительным и наступательным космическим потенциалом, а также модернизирует свои спутники, часто в сотрудничестве с европейскими и другими международными партнерами. Официальная космическая стратегия Франции призывает к продолжению сотрудничества с Соединенными Штатами, которые она называет «важным союзником».

Что касается кибернетических возможностей, то французы реагируют на возросший уровень угрозы — в том числе со стороны России — организационными изменениями, новыми доктринами и новым финансированием. Например, в январе 2017 года во Франции было создано оперативное киберкомандование, в задачи которого входит защита военных сетей и критически важных инфраструктур. Финансирование также идет на пользу французским разведывательным службам, которые отмечают значительное увеличение финансирования и количества персонала.

Политические и общественные ограничения на применение силы

Франция имеет мало правовых политических ограничений против применения силы исполнительной властью. Французская конституция в значительной степени оставляет оборонную политику и контроль над вооруженными силами в руках президента, избранного прямым голосованием, и военные интервенции исторически пользуются сильной общественной поддержкой населения.

Однако возможности Франции по развертыванию сил остаются ограниченными, из-за огромного количества текущих операций — за рубежом (операция Barkhane), борьба с терроризмом на родине (операция Sentinelle), ядерное сдерживание (для ВМС и ВВС), а также безопасность на море и безопасности обширной территории Франции (для ВМС). Развертывание дополнительных сил в Восточную Европу в значительном количестве, скорее всего потребует снятия сил и средств с этих миссий, что может вызвать политическое сопротивление.

Выводы и последствия для политики США

Франция может поддержать войну под руководством США в Восточной Европе; у нее есть и развивается потенциал, необходимый для участия в военных действиях высокой интенсивности.

Существует также ряд областей, в которых американо-французское сотрудничество имело бы смысл, среди которых электронные боевые действия, проблема противодействия массированному высокоточному огню и противовоздушная оборона.

Конкретные способы сотрудничества должны быть разработаны для каждого потенциала таким образом, чтобы сохранить интересы как американских, так и французских оборонных компаний.

Такое сотрудничество может гарантировать, что Франция решит некоторые из своих проблем, связанных с ведением высокоэффективных обычных боевых действий

Реклама

История сотрудничества Франции и США

История военного сотрудничества Соединенных Штатов и Франции восходит к Гражданской войне в США. Хотя президентство Макрона ознаменовалось возобновлением усилий по повышению способности Европы решать вопросы коллективной обороны путем предоставления ей «автономных оперативных возможностей», Франция сохраняет твердую приверженность Организации Североатлантического договора (НАТО) и двустороннему оборонному сотрудничеству с США.

Французские войска тесно сотрудничают с американскими силами в Африке и Леванте, а с 2014 года французы участвуют в усилиях по обеспечению безопасности и сдерживанию России в северо-восточной Европе.

Кроме того, Франция отбросила тенденцию сокращения оборонного бюджета; в Стратегическом обзоре обороны и национальной безопасности 2017 года (далее — Стратегический обзор 2017 года) Франция четко обязуется достичь цели НАТО — 2% валового внутреннего продукта (ВВП) на оборонные расходы к 2024 году. На этом фоне эксперты и аналитики RAND стремимся изучить, какие военные возможности Франция может привнести в крупномасштабную конвенциональную войну в сценарии, в котором театром конфликта является Европа, а агрессором — Россия. Имеет ли Франция адекватные возможности для такой борьбы, и если нет, то насколько вероятно, что она получит их в ближайшем будущем?

Данное тематическое исследование Франции преследует две цели. Во-первых, эксперты RAND стремятся изучить нынешнюю и будущую способность Франции разделить бремя с Соединенными Штатами и другими союзниками в случае крупномасштабной обычной войны против России. Во-вторых, эксперты RAND стремятся дать рекомендации по устранению потенциальных пробелов. Этот анализ строится вокруг следующих ключевых вопросов:

— В какой степени подготовка к крупномасштабной конвенциональной войне является приоритетом для Франции? Как она соотносится с другими непредвиденными обстоятельствами?

— Каков уровень готовности Франции к такому конфликту, и какие сравнительные преимущества Франции в этом конфликте?

— Какие будущие программы (планируемые или потенциальные) могут с наибольшей вероятностью повысить потенциал Франции для конфликта высокой интенсивности?

— Наконец, какие внутренние или внешние факторы могут сдерживать развитие военных возможностей Франции и ее способность использовать их в европейской крупномасштабной конвенциональной войне? какие внутренние или внешние факторы могут сдерживать развитие военных возможностей Франции и ее способность использовать их в сценарии крупномасштабной конвенциональной войны в Европе?

Чтобы ответить на эти вопросы, эксперты RAND изучили первоисточники на французском языке, такие как официальные стратегии, доктринальные документы, стенограммы слушаний во французском парламенте и законодательные документы.

Эксперты RAND также изучили вторичные источники на французском и английском языках о стратегических приоритетах Франции, военном потенциале и обороны Франции. Наконец, эксперты RAND провели более десятка бесед в период с марта по май 2019 года с французскими правительственными чиновниками, действующими и отставными французскими военными офицерами, а также французскими исследователями, специализирующимися на вопросах обороны.

Эксперты RAND обнаружили, что хотя Франция не особенно обеспокоена вероятной агрессией со стороны России, которая, по ее мнению, крайне маловероятна, она хорошо понимает, какой ущерб может нанести возрождающаяся Россия в других регионах, таких как Ближний Восток и Северная Атлантика, а также в гибридной сфере.

Приоритетом Франции является сохранение стратегической автономии — которую она определяет, как способность вести любую войну и оставаться ядерной державой.

Закон о военном планировании на 2019–2025 годы (Loi de Programmation, или LPM) делает сильный акцент на модернизации некоторых видов вооружений, которые будут использоваться в боевых действиях в Мали и Центральноафриканской Республике; повышение готовности существующего вооружения; и повышение боевого духа и подготовки войск.

Однако, некоторые пробелы в военном потенциале Франции останутся и после 2025 года, поскольку Франция обменивает «глубину на широту» — Франция способна проводить военные операции во всем спектре конфликтов, но у нее нет способности поддерживать борьбу во время затяжного конфликта против высокотехнологичного противника, такого как Россия. С точки зрения США, это означает, что Франция может участвовать в крупномасштабной конвенциональной войне в Восточной Европе в течение ограниченного времени.

(с) Владимир Орлов

 - цинк
 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх
,,