Подробно о главном

9 967 подписчиков

Свежие комментарии

  • Vlad Иванов
    Статейка провинциального «эксперта» ни что иное как искажение жизненных и исторических фактов и жонглирование термино...Что погубило сове...
  • Валерий Комаров
    Поистине мудрые слова священнослужителя.Сталин - богоданн...
  • Rusik Rusik
    Социальное государство будет после Путина, или не будет никакого.Фраза И.В.Сталина...

Запад научил Лукашенко ценить братство с Россией

Запад научил Лукашенко ценить братство с Россией

Лидер Белоруссии Александр Лукашенко поделился новыми планами укрепления братства с Россией – речь зашла о стратегии интеграции Союзного государства до 2030 года. Такой поворот был ожидаемым, после того как Запад после выборов 2020 года отказал Батьке в легитимности. С чего Лукашенко должен начать возвращение к интеграции с Россией?

Александр Лукашенко в четверг призвал подготовить долгосрочную – до 2030 года – стратегию интеграции в рамках Союзного государства и наполнить ее «конкретными проектами с учетом ключевых приоритетов». Чуть ранее глава белорусского правительства Роман Головченко назвал и конкретные сроки согласования союзных программ по углублению интеграции – уже до конца лета.

«Россия всегда была, есть и будет стратегическим партнером Беларуси, – заверил Лукашенко. – А наш братский союз – это ценность, которую необходимо сохранить, приумножить и передать будущим поколениям».

С таким заявлением белорусский лидер выступил в четверг на VIII Форуме регионов Белоруссии и России, который проходил по видеосвязи. В форуме принял участие и Владимир Путин. Российский президент подчеркнул, что наша страна продолжит оказывать помощь братскому белорусскому народу в условиях непрекращающегося давления и упорных попыток раскачать ситуацию извне.

Путин заверил: Белоруссия остается для России не просто добрым соседом, а ближайшим союзником. Президент России упомянул и конкретное выражение союзнических отношений.

«В настоящее время идет активная работа по согласованию программ унификации законодательства в странах в самых разных областях, в том числе в налоговой и таможенной, – напомнил Путин. – Их реализация позволит выровнять условия деятельности для компаний, завершить построение единых финансовых, энергетических рынков и транспортного пространства, а также сформировать общую промышленную, сельскохозяйственную и цифровую политику». Российский лидер также напомнил партнерам по Союзному государству о важном обстоятельстве – именно на Россию приходится почти половина всей внешней торговли Белоруссии. Кроме того, надо учесть бизнес-интересы более двух тысяч российских компаний, которые работают на белорусском рынке.

Лукашенко же со своей стороны подчеркивал: санкции, введенные западными странами против Белоруссии, имеют целью срыв интеграционных проектов с Россией. По словам белорусского руководителя, Минск и Москва должны использовать западные санкции для укрепления двустороннего сотрудничества. «Мы выдержим те атаки, которые предприняты против наших государств», – заверил Лукашенко.

Возвращение наших белорусских партнеров к интеграционным проектам в формате Союзного государства (договор о котором был подписан более 20 лет назад) действительно совпало с резким похолоданием в отношениях Минска с США и Евросоюзом после известных событий лета – осени 2020 года.

А еще в конце 2019-го Лукашенко высказывался об интеграции с Россией в совершенно иной стилистике: «Нам каждый год подсовывают новые условия. И в результате мы в экономике что-то теряем, теряем и теряем. На хрена нужен такой союз? Я уже вам по-простому, по-крестьянски говорю!». После того, как Запад отказал Батьке в легитимности, риторика резко изменилась. На саммите СНГ в декабре прошлого года он назвал укрепление интеграционных механизмов на постсоветском пространстве не вопросом выбора, а неизбежной необходимостью. Подобные «качели» в отношениях Минска с ближайшим союзником уже стали традицией.

В 1994 году директор совхоза и глава комиссии Верховного совета по борьбе с коррупцией Александр Лукашенко шел на первые президентские выборы под лозунгами восстановления связей с республиками бывшего СССР, прежде всего с Россией. Уже два года спустя Лукашенко и Борис Ельцин подписывают договор о сообществе России и Белоруссии, а в 1999-м – договор о создании Союзного государства, которое по уставу «имеет свой герб, флаг, гимн и другие атрибуты государственности» (их нет и сейчас).

В последующие десятилетия процесс госстроительства притормозился, что можно проследить по проектам создания общесоюзной валюты. Лукашенко анонсировал введение единой денежной единицы с 2004 года, потом каждый год сроки сдвигались, и после 2007-го проект фактически был положен под сукно.

В декабре 2018 года тогдашний премьер-министр Дмитрий Медведев заявил, что Москва готова к дальнейшему продвижению в вопросах реализации интеграционного проекта – в частности, к проведению единой налоговой и тарифной политики, а также учреждению единого эмиссионного центра. Но, судя по всему, понимания с белорусской стороны эта инициатива не встретила.

Напомним, что на 2010-е пришелся пик потепления отношений Минска с Западом – США снимали ранее введенные антибелорусские санкции и увеличивали число дипломатов в республике. Евросоюз в 2016 году полностью снял санкционное давление и еще в начале прошлого года смягчил визовый режим.

Минск в те же годы активно устанавливал связи с ЕС по линии «Восточного партнерства». А в нынешний понедельник Белоруссия де-юре покинула этот партнерский проект Евросоюза. Этот формальный шаг лишь зафиксировал новое положение вещей – после событий лета 2020 года Лукашенко лишился возможности играть в «многовекторность» одновременно с Москвой, Брюсселем и Вашингтоном.

«Новая стратегия Лукашенко по интеграции с Россией стала результатом внешнего давления на страну», – констатировал гендиректор Российского совета по международным делам Андрей Кортунов. По его мнению, ранее идеальный мир Лукашенко выглядел так: треть товарооборота приходится на Россию и другие страны ЕАЭС, треть – на ЕС и еще треть – на Китай, США, Ближний Восток и другие страны.

Если у Лукашенко появится возможность восстановить отношения с Евросоюзом, то он ее наверняка использует и постарается вернуться к многовекторной политике, полагает Кортунов.

«Но мне непонятно, как это может произойти даже в теории, – размышляет эксперт. – Едва ли санкции будут сняты, пока не произойдет смена руководства в Белоруссии... Лукашенко приходится перестраивать свою идеальную схему – и в его стратегии роль России, как партнера и инвестора, резко возрастает».

Как отмечает эксперт, сейчас – когда Минску пришлось вернуться к исполнению своих интеграционных обещаний – достаточно вспомнить об уже достигнутых соглашениях. Еще в декабре 2019 года на саммите в Москве планировалось отметить 20-летие Союзного государства подписанием пакета из 31 «дорожной карты» – документов, где шла речь об унификации налоговых законов, формировании единой промышленной и аграрной политики и т. п. Юбилейного подписания тогда не случилось – камнями преткновения, как обычно, оказались цены на энергоносители и «налоговый маневр». Но последующие события опять-таки сделали белорусских партнеров более сговорчивыми – к весне Москва и Минск согласовывали ключевые «дорожные карты», включая самые спорные моменты по ценам на газ и условиям его транзита. Более того, в мае белорусский премьер Головченко призывал не откладывать процесс в долгий ящик.

Сейчас страны – участницы Союзного государства работают над 28 дорожными интеграционными картами, осталось (возможно до конца года) согласовать две оставшиеся карты, сообщил в мае белорусский посол в Москве Владимир Семашко. Одна из самых сложных задач касается унификации налогово-таможенного законодательства.

Начало реальной интеграции стран может начаться с промышленности, особенно оборонной и сферы высоких технологий, полагает Кортунов. «В связи с санкционным давлением Белоруссию ждет серьезный вызов – ей надо как-то удержать крупные технологические компании на своей территории», – заключил эксперт.

В свою очередь замдиректора института стран СНГ Владимир Жарихин уверен: для начала российско-белорусской интеграции Лукашенко прежде всего «должен сделать то, что будет способствовать формированию Союзного государства – предложить договорный союз государств». Эти договоренности должны быть в политической, экономической и военной областях с четким указанием прав и обязательств сторон.

«Пока наши отношения определяются каждый раз в декабре по приезде Лукашенко в Сочи».

Также первые шаги белорусского лидера по интеграции будут зависеть от четко сформулированной позиции Москвы по поводу того, что конкретно она хочет от Союзного государства. При этом создание наднациональных институтов «не так просто, как кажется», главная проблема в серьезном дисбалансе сторон. Например, при образовании общего парламента «белорусской фракции не будет видно». «Пока надо строить тесный союз государств, а потом уже на его основе пытаться сформировать Союзное государство, а мы как бы начали с конца – строим дом с крыши», – пояснил Жарихин. Пока же Лукашенко «загнан в угол» и вопрос лишь в том, насколько Москва захочет воспользоваться патовой ситуацией своего партнера, резюмировал Кортунов.

Фото: Дмитрий Астахов/POOL/ТАСС

Текст: Елена Лексина, Ренат Абдуллин

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх