Подробно о главном

9 990 подписчиков

Свежие комментарии

  • Усталая Странница Вернулась Домой
    Если министерство образования не в состоянии определить линию самого важного, школьного, образования, то зачем оно во...Русским детям нуж...
  • Серж Южанин
    «Железный капут»....
  • Nikolai Baranixin
    Брать пример с Китая - и не только.Надо и самим шевелиться в деле удушения врагов. Не объявлять "недружественными", а...Литве кранты! Си ...

Я не умер, а выжил благодаря коррупции

Я не умер, а выжил благодаря коррупции

20 августа 2020 года. Самолёт Томск-Москва. Вынужденная посадка в Омске. Экстренный трансфер в ГКБ №1. Ну а потом резонанс на весь цивилизованный мир, сделавший из Навального без преувеличения фигуру №1 в политической жизни России, но так и не спасший его от расправы в собственной стране.

Тот факт, что Алексей Анатольевич посмел в начале года вернуться на Родину, снёс властям крышу напрочь. К чему их последующие действия привели, неравнодушные граждане прекрасно знают - каждый божий день теперь начинается с новостей про очередные обыски-проверки-задержания-аресты-уголовки. Ну а сам "фигурант", тем временем, несмотря на тюремные лишения, к годовщине своего отравления сумел написать текст, который уже опубликовали кто угодно - The Guardian, Le Monde, Frankfurter Allgemeine Zeitung, но только не отечественные СМИ.

Реклама

"Ровно год назад я не умер от отравления химическим оружием и, похоже, коррупция сыграла немалую роль в том, что я выжил. Она заразила всю государственную систему России, в том числе спецслужбы. Когда высшее руководство страны занято вымогательством у бизнеса, качество секретных операций неизбежно страдает. Группа агентов ФСБ так неумело преследовала меня в течение трех с половиной лет, что гражданские активисты сумели разоблачить их на каждом шагу.



Первое, что берут под контроль автократы, намеревающиеся грабить свою нацию, — это судебная система. Поэтому, когда я вернулся в Россию после лечения, меня прямо с самолета доставили в тюрьму. Праздновать тут нечего, но по крайней мере у меня теперь есть время почитать мемуары мировых лидеров. В этих книгах они рассказывают, как решали вопросы «большой повестки дня»: войны, бедность, миграция, климатический кризис, оружие массового поражения. Удивительно, но борьба с коррупцией для них является второстепенной повесткой. Ее упоминают только говоря о неудачах.

Так почему же не сделать ее приоритетной задачей? Догадаться несложно. Коррупция — сложный вопрос для обсуждения на мировых саммитах, потому что предполагает переход на личности. Представьте себе саммит с Путиным по вопросу коррупции. Самый богатый лидер в мире, который обокрал свою страну, приглашен, чтобы обсудить, как справиться с ним самим. Всем будет очень неудобно и неловко на такой встрече.

А теперь включите новости. Именно тот факт, что Запад закрыл глаза на тотальную коррупцию в Афганистане, стал ключевым фактором в победе «Талибана». После распада СССР и окончания глобального идеологического противостояния именно коррупция — в ее классическом определении «использование служебного положения для личной выгоды» — стала универсальной основой для процветания нового авторитарного интернационала, от России и Эритреи до Мьянмы и Венесуэлы. И коррупция давно перестала быть только внутренней проблемой этих стран. Она почти всегда одна из главных причин мировых проблем, с которыми сталкивается Запад.

Важным аспектом коррупции в авторитарных странах является использование ею финансовой инфраструктуры Запада — в 90% случаев украденное хранится там. Чиновник, работающий на автократа, лучше чем кто-либо другой знает, как важно держать свой капитал подальше от коллег и босса. Все что нужно западным лидерам — это проявить решимость и политическую волю. Надо превратить коррупцию из источника безграничных возможностей в тяжелое бремя для элит, работающих на автократов.

Следующие пять шагов, которые полностью реалистичны и легко реализуемы, могут дать эффективный старт в борьбе с глобальной коррупцией.

Во-первых, Запад должен выделить особую категорию «стран, поощряющих коррупцию» — это позволит принимать единые меры против групп стран, а не вводить санкции против отдельных государств.

Во-вторых, главной санкцией для этих стран должна стать «принудительная прозрачность». Вся документация о контрактах между западными компаниями и партнерами из стран, представляющих коррупционные риски, должна быть опубликована, если договоры хоть в малейшей степени связаны с государством, чиновниками и их родственниками.

В-третьих, борьба с коррупцией без борьбы с конкретными коррумпированными личностями является чистейшим лицемерием и подрывает доверие избирателей. Пока не будут наложены персональные санкции на олигархов — в первую очередь из окружения Путина, который является ролевой моделью для коррумпированных чиновников и бизнесменов всего мира, — любая антикоррупционная риторика Запада будет восприниматься как игра и пустословие. Нет ничего более разочаровывающего, чем видеть в очередном санкционном списке имена полковников и генералов спецслужб, о которых никто никогда не слышал, но не видеть имен тех, в чьих интересах эти полковники действуют. Олигархи Путина, возглавляющие «государственные» или формально частные компании — это не бизнесмены, а лидеры организованных преступных групп. Сейчас западный истеблишмент ведет себя как собака Павлова. Вы показываете им полковника спецслужб, они кричат: «Наказать его!». Вы показываете им олигарха, который платит полковнику, и они кричат: «Пригласите его в Давос!».

В-четвертых, у США, Великобритании и Германии есть отличные инструменты и законы для борьбы с иностранной коррупцией. Угадайте, сколько дел было возбуждено после расследований нашего Фонда борьбы с коррупцией, который теперь квалифицируется путинской властью как экстремистская организация? Правильно, ни одного. Даже западные правоохранительные органы ведут себя осторожно с коррумпированными иностранными чиновниками. С небольшой политической волей правительства это можно исправить.

В-пятых, для противостояния экспорту политической коррупции нужно создать международный орган или комиссию. Вкладывая относительно небольшие суммы денег, Путин скупает крайне правые и крайне левые движения по всей Европе, превращая этих политиков в олигархов и собственных агентов влияния. Легализованное взяточничество часто процветает в форме членства в советах директоров государственных компаний. Бывший канцлер Германии, бывший премьер-министр Италии или бывший министр иностранных дел Австрии могут подыгрывать российскому диктатору, нормализуя коррупционные практики. Все контракты, связывающие бывших или нынешних западных политиков с деловыми партнерами из коррумпированных авторитарных стран, должны быть открытыми для общественного контроля.

Для того, чтобы начать действовать, не нужны деньги, солдаты, переустройство промышленности или мировой политики — только политическая воля, которой, к сожалению, часто не хватает. Но, может быть, тогда мировые лидеры в своих мемуарах однажды напишут, что смогли решить проблемы «большой повестки дня», просто устранив их первопричину — без войск, миллиардов долларов и впустую потраченных десятилетий."

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх