Подробно о главном

9 782 подписчика

Свежие комментарии

  • Владимир Смирнов
    Не "планом маршала", а "планом Маршалла"!!!.Малоизвестные фак...
  • Lora Некрасова
    Мой лечащий врач - седьмой слева. Он шепчет восьмому слева, лечащему врачу Сергея Полосова, что у него есть новая кон...Инаугурация "для ...
  • Серж Прологов
    Походу он. То есть оповещали, приглашали. Отказались приехать или просто молча проигнорировали? Нет, ну в натуре заче...Инаугурация "для ...

Россия ничем не может помочь Германии

Россия ничем не может помочь Германии

Когда не можешь сам принимать решение, перекладываешь ответственность на других. В Берлине заявляют, что немецкая реакция на отравление Алексея Навального, частью которой может быть и остановка «Северного потока — 2», во многом зависит от России:

«Мы вынесем на повестку все варианты и в подходящее время примем решение. Россия, приняв участие в расследовании, может внести вклад в то, чтобы такое решение (о приостановке строительства «Северного потока — 2″. — Прим. ред.) не было принято», — заявил министр иностранных дел Хайко Маас. То есть будущее российско-германских отношений зависит от Кремля?

Но на самом деле, это немецкое руководство стоит перед историческим выбором — его действия в ближайшее время будут иметь определяющие, действительно исторические последствия для будущего. Не российско-германских отношений — а будущего самой Германии, а значит, и всей Европы.

Потому что вся история с Навальным — это сейчас уже проверка не для России, а для Германии и ее европейского проекта. История со странным отравлением (если оно было) Навального пока еще очень мутная — но попытки использовать его для совершенно конкретных геополитических целей совершенно ясные. Германию хотят заставить остановить «Северный поток — 2» при полном понимании того, что отказ от почти завершенного проекта будет иметь самые серьезные последствия.

Не для немецкой экономики — десять миллиардов евро, потраченных на строительство, это копейки для ФРГ, а русский газ все равно будет поступать через территорию Украины. Нет, главный урон будет нанесен репутации Германии.

Русские окончательно разочаруются в немецком стремлении к самостоятельности, а англосаксы убедятся в том, что, как и неоднократно в прошлом веке, немцами можно манипулировать, подталкивая их к безумным и не отвечающим их интересам решениям. Большая часть европейцев (в том числе итальянцы и австрийцы, прямо задействованные в газовых проектах с Россией) убедятся в том, что Берлин не готов считаться с общеевропейскими интересами. И самое главное — сами немцы увидят, что они так и не вернули себе суверенитет. Так что цена немецкого ответа на отравление Навального очень велика — в первую очередь для самой Германии.

«Северный поток — 2» — это просто маркер, символ. Вопреки утверждению Мааса, Россия ничем не может помочь Берлину: никакое наше расследование отравления Навального не снимет с немецких властей необходимости принять собственное решение. Решение, которое будет даже более значимым, чем начало санкционной войны с Россией после Крыма.

Все последние годы Берлин сопротивлялся попыткам англосаксов и их восточноевропейских саттелитов остановить «Северный поток — 2» — под тем предлогом, что его ввод лишит Украину денег от транзита (и как же тогда мы будем продолжать операцию по ее отрыву от России?). Когда же с Москвой договорились о сохранении части транзита через Украину, стали говорить о том, что аморально покупать газ у тирана, который мучает своих собственных людей и применяет химическое оружие в Европе (это «дело Скрипалей»). Потом речь вообще зашла о том, что Германия недоплачивает за свою безопасность американцам, которые защищают ее от русских, зато покупает российский газ.

В Берлине все это слушали — и продолжали строить газопровод. Великобритания покинула ЕС, в отношениях с Америкой становилось все больше проблем — в этой ситуации германское руководство было просто обязано защищать свои национальные интересы и свое право руководить единой Европой. К тому же все немецкие политики прекрасно знают, что большинство немцев считает главной проблемой для Германии США, а не Россию, — так что можно было не поддаваться ни на какое давление.

Попытка связать историю с Навальным с судьбой «Северного потока — 2» изначально казалась просто очередной провокацией, которую Берлин отобьет. Но за прошедшие три недели шум в немецкой прессе и политических кругах стоит чрезвычайный — такое ощущение, что атлантисты провели мобилизацию всех сил.

Так, бывший министр иностранных дел Йошка Фишер рассуждает о том, «какую моральную цену можно платить за бизнес с диктатурами», и выступает, по сути, за остановку «СП-2»:

«Федеральное правительство допустило большую стратегическую ошибку, решив в одиночку помогать России в строительстве этого германо-российского газопровода, несмотря на активное сопротивление внутри ЕС. Теперь же мы видим, куда мы из-за этого угодили: политический и экономический урон просто огромен».

Фишер задается вопросом:

«Насколько разумно постоянно расширять сотрудничество с таким ненадежным партнером, как Россия, с точки зрения долгосрочной перспективы? Я считаю это крайне неразумным. Мы же уже знаем, с кем имеем дело!»

С кем же? Начинается перечисление «покушений, аналогичных отравлению Навального» — отравление Скрипаля, «убийство среди бела дня получившего в Германии убежище чеченца в берлинском районе Тиргартен». Ну и, конечно, «добавьте еще и убийства оппозиционеров в Москве»:

«С учетом всех этих преступлений нам необходимо задуматься о том, насколько мы можем доверять партнеру, для которого политические убийства, очевидно, являются не досадными исключительными случаями, а закономерностью. Я считаю, что нельзя вновь выносить «Северный поток — 2″ за скобки».

А от бывшего начальника Фишера Герхарда Шредера буквально требуют определиться, с кем он, — заместитель председателя фракции ХДС/ХСС в бундестаге Йохан Вадефуль призвал бывшего канцлера «немедленно отказаться от своих должностей и постов в России (в компании «Норд-Стрим» и «Роснефти»):

«Если господин Шредер еще обладает политической порядочностью и ценностными мерилами, то для него должно быть непозволительно дальнейшее сотрудничество с компаниями и институтами, которые зависят от такого правительства».

Досталось Шредеру и от лидера фракции «Союз-90/Зеленые» Геринг-Эккардт: экс-канцлер должен сейчас принять решение, поддерживает ли он демократию и права человека.

То есть Шредера осуждают за аморалку: как ты можешь работать с этими убийцами? То, что убийцы, уже даже не обсуждается — хотя и среди немецких политиков есть немало тех, кто возражает против огульных обвинений в адрес Кремля. А заодно и обличает лицемерие тех, кто рассуждает о высоких моральных принципах. Бывший лидер «Левых» Сара Вагенкнехт заявила, что те, кто требуют в связи с делом Навального отказаться от газопровода «Северный поток — 2», должны оценивать других поставщиков сырья для Германии по таким же критериям и требовать последствий и для них:

«Даже если бы ответственным за это был Кремль (чему до сих пор нет никаких подтверждений), это не отвратительнее, чем обезглавливать оппозиционеров или сечь их до смерти, как это часто практикуется в Саудовской Аравии, от которой мы получаем нефть. Это также не отвратительнее, чем разрывать на части невинных мирных жителей при помощи беспилотников, как делали в куда более чем тысяче случаев Соединенные Штаты, которые поставляют нам свой сланцевый газ».

Не просто двойные стандарты — в случае с Навальным голословны не только обвинения в адрес российского руководства в причастности к отравлению, но пока что и сам факт этого «отравления». Немецкие власти сознательно тянут с ответом на запросы российского МИД, вынуждая Сергея Лаврова заявлять не только об «абсолютно неподобающем отношении к официальным запросам, которые мы направляем в Берлин», но и об «абсолютно неприемлемом тоне», с которым Берлин информирует мировую общественность о «причастности России».

Тональность же заявлений российского МИД еще более жесткая. Так, послу Гезе фон Гайру не только был заявлен решительный протест по поводу действий правительства Германии — «Недопустимо выдвигать ультиматумы и ничем не подтвержденные обвинения в адрес нашей страны», — но и высказано предупреждение: если Берлин не предоставит материалы медицинских заключений «врачей бундесвера», то Москва расценит это как отказ властей ФРГ от установления истины и объективного расследования.

«В этом случае действия ФРГ будут рассматриваться как грубая враждебная провокация против России, чреватая последствиями для российско-германских отношений <…> и серьезным осложнением международной ситуации».

Подобные жесткие предупреждения — это все, чем Россия может помочь немецкому руководству. При этом, принимая решение о мерах по «наказанию России» за Навального, в Берлине должны думать не только о российско-германских отношениях, но и о будущем самой Германии, ее пути к самостоятельности и ответственности за всю Европу (это ведь является главной целью всей немецкой политики). Цена ошибки (производной от несамостоятельности и нежелания брать на себя ответственность) будет огромна — не для России, а для нашего великого западного соседа.

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх