Украинская экономика начала год уникальными рекордами

Позади только первый месяц 2020 года, а Украина уже может похвастаться небывалым экономическим достижением в бюджетной сфере. По результатам января общий фонд украинского госбюджета недополучил 25% запланированных доходов. Такого в украинской истории не было за все время существования государства. Недобор составил 13,8 миллиарда гривен. В госбюджет за месяц удалось собрать лишь 42,6 миллиарда.

Более того, бюджетные поступления января этого года оказались ниже, чем в январе 2019-го, — на 1,7 миллиарда гривен, или на 3,8%.

Такой обвал можно смело называть феерическим достижением "Зе-команды". Но вот неожиданным для думающей части населения страны он не стал — к нынешнему успеху украинская власть шла долго и упорно.

И поскольку провал возник не внезапно, а стал следствием экономической политики Киева и соответствует общему тренду последних месяцев, в обозримом будущем улучшения ситуации в бюджетной сфере Украины ждать не приходится.

Мы писали о том, что за 11 месяцев 2019-го украинская казна недополучила 51 миллиард гривен. По итогам года правительству Гончарука удалось формально сократить этот недобор до 29 миллиардов гривен.

И вот какой ценой.

Во-первых, в декабре было частично заблокировано возмещение НДС экспортерам. Это дало возможность добавить в доходную часть не менее шести миллиардов гривен. Тем самым украинские чиновники, с одной стороны, залезли в карман и так-то находящейся в коматозном состоянии промышленности, лишив ее оборотных средств на указанную сумму. С другой — фактически перенесли обязательства по возмещению НДС на 2020 год, в частности, на январь. То есть залезли в карман бюджета-2020.

Во-вторых, кабмин договорился с "Нафтогазом" о перечислении в декабре авансом 15 миллиардов гривен налогов и дивидендов (спасибо "Газпрому"!), которые компания должна была заплатить в 2020 году. То есть опять-таки залезли в бюджет-2020.

Перечисленные в декабре миллиарды "Нафтогаза" будут аукаться бюджету-2020 на протяжении года, а вот перенос декабрьского возмещения на январь уже сделал свое дело. В январе пришлось направлять на возмещение (а это минус по доходам) 18 миллиардов гривен при среднемесячном возмещении в 2019 году — 12,7 миллиарда.

Еще один фактор связан с действиями Министерства финансов и Национального банка Украины в вопросах курсовой политики в сочетании с политикой привлечения на рынок государственных облигаций (ОВГЗ) спекулятивных валютных средств. Эти действия особенно рьяно осуществлялись с лета 2019 года и поспособствовали резкому укреплению гривны. Что стало не только одним из факторов вышеупомянутых проблем в промышленности, но и ударило по доходам бюджета посредством сокращения поступлений от таможни. Дело в том, что на Украине доля таможенных платежей в доходах госбюджета неадекватно велика. Например, согласно плану на 2019 год, она должна была составить 39%. Ну а поскольку таможенная стоимость товаров при их начислении пересчитывается в гривны, то при укреплении курса эти самые таможенные платежи автоматически сокращаются.

В сравнении с прошлогодним январем курс гривны к доллару укрепился на 13,5%.

Данных об объемах импорта в январе в денежном измерении пока нет, но, исходя из сложившегося в предыдущие месяцы тренда, можно предположить, что он немного, на пару процентов, сократился по отношению к январю 2019-го. Главные причины — падение цен на углеводороды и снижение заказов со стороны находящейся в кризисе промышленности. Тем не менее сокращение сбора доходов таможнями в январе по отношению к январю 2019 года составило почти 20%! Что заметно больше укрепления курса на 13,5% и минимального сокращения импорта.

Объясняется это расхождение тотальной некомпетентностью назначенных при президенте Зеленском таможенных начальников (украинской таможней руководит откровенный фрик — любитель гей-парадов из среды "соросят").

Первые экономические обещания президента Зеленского касались как раз пресечения потоков контрабанды и серого импорта, что должно было дать украинскому госбюджету дополнительные 300-400 миллионов долларов в месяц. На деле же объемы идущих мимо бюджета средств даже выросли.

Со сборами налогов внутри страны все обстоит тоже довольно печально. И проблема не только в задержке возмещения НДС, которая аукнулась в январе. Даже если возмещение вообще не принимать во внимание, то налоговые органы в сравнении с январем прошлого года собрали денег лишь на 1,9% больше. И это при росте номинального ВВП на восемь-девять процентов, постоянном повышении ставок акцизов и так далее. То есть и тут борьба с теневыми рынками и уклонением от уплаты налогов закончилась увеличением масштабов и того и другого.

Катастрофический по качеству макроэкономический прогноз — еще одна причина столь существенного недобора доходов. Макропрогноз и подготовленный на его основе бюджет не имели ничего общего с реальностью. Цель была — пустить пыль в глаза президенту и электорату. Все получилось, кстати.

Как можно было прогнозировать рост ВВП на 3,7% в условиях, когда темпы его стали последовательно сокращаться, в промышленности начался обвал, мировая экономика замедляется, а в планах правительства нет никаких мер по поддержке роста? Как можно закладывать средний курс доллара на уровне 27 гривен и одновременно продолжать валютно-спекулятивные фокусы, придерживая его ниже 25 гривен? Как можно говорить о создании миллиона новых рабочих мест, когда они сокращаются на сотни тысяч в год? Таких вопросов можно задать еще много, но незачем.

Латать бюджетные дыры украинская власть продолжила старым испытанным способом — размещая ОВГЗ и евробонды. В январе ОВГЗ продали на 18,6 миллиарда гривен. Евробондов разместили на 1,25 миллиарда евро. То есть совокупно займы в январе составили 52,1 миллиарда гривен при собственных доходах 42,6 миллиарда.

Это уже даже не постиндустриальная, а некая постбюджетная экономика.

Дальнейшие бюджетные перспективы Украины представляются малорадужными. Сложно представить отказ украинской власти от губительной курсовой политики в условиях, когда государство сидит на игле заимствований, а Министерством финансов и Национальным банком продолжают руководить люди, затеявшие и строительство кредитной пирамиды, и курсовые фокусы. Еще сложнее — представить, что украинская власть вдруг начнет бороться с теневыми финансовыми потоками: за последние месяцы ее представители либо их оседлали, либо получили долю. Смена правительства совсем маловероятна — этот вопрос регулируется извне, а кураторов в целом происходящее устраивает.

Кстати, и самое гениальное правительство ничего не сможет сделать в сжатые сроки с обвалом промышленности, которая является основой экономики.

Сергей Левченко


Источник ➝

«Логово змей и шакалов»: Италия разозлена и говорит о выходе из ЕС

ЕС отказался помогать сражённой коронавирусом Италии не только деньгами и масками, но даже финансовыми гарантиями. В Риме и Милане озлоблены, политики называют ЕС «логовом змей и шакалов»и впервые за много лет говорят о возможности выхода.

Выхода, скорее всего, не произойдет — слишком сильно Италия связана с общим рынком и слишком велико влияние ведущих промышленных групп, которым этот выход совсем ни к чему. И все-таки маловероятный Italexit при некоторых обстоятельствах может произойти.
(тут я с автором не согласен, но это его статья, может произойти, может.

Вполне возможно, именно Италия и будет стартовым механизмом развала. Вопрос в том, когда  включат   его глобальщики ("трамп"))

26 марта лидеры стран — членов ЕС отклонили предложение Италии и еще ряда стран о коллективной финансовой взаимопомощи в борьбе с последствиями коронавируса. В Риме предлагали предоставить общеевропейские гарантии по возросшим (из-за необходимости бороться с пандемией и помогать бизнесу) государственным долгам. Италия как страна — донор ЕС полагала, что имеет право на помощь в нынешней кризисной ситуации. Однако «партнёры» рассудили иначе. Канцлер Австрии Себастьян Курц высказался за остальных: они не хотят, чтобы долги Италии (или, к примеру, Испании) стали общими.

Это было не единственным спорным итогом саммита. Главный из них — в том, что лидеры ЕС решили вообще не принимать в течение ближайших 15 дней каких бы то ни было решений по вопросу об общем противодействии коронавирусу. Взяли таким образом время для обдумывания и предоставили каждому спасаться в одиночку. В Италии эту склонность к рефлексии в разгар пандемии, мягко говоря, не оценили.

К тому же зерно упало на давно подготовленную почву. Еще в феврале, когда в Италии было немало случаев коронавируса, а во Франции и Германии он почти отсутствовал, эти страны запретили экспорт масок и халатов в Италию. В марте власти Чехии вскрыли груз с масками, отправленный Китаем для Италии, якобы для проверки, после чего оставили более ста тысяч масок себе. Формальный отказ помогать гарантиями стал лишь последней каплей.

Министр экономического развития Италии Стефано Патуанелли заявил, что побороть пандемию можно только вместе, но кое-кто из партнёров Италии по ЕС, кажется, рассчитывает, что страна нарастит свои долги сама, без какой-либо помощи, а потом будет за это оштрафована в соответствии с печально известными директивами ЕС о запрете на слишком большие государственные траты.

Министр иностранных дел Луиджи Ди Майо сказал, что Италия в борьбе с коронавирусом «не будет оглядываться ни на какие нормы» брюссельской бюрократии и потратит столько, сколько посчитает нужным. Даже еврооптимистичнейший формальный глава государства Серджо Маттарелла отметил, что сейчас «не время для старых схем, а время для общих действий».

Еще ярче выступили представители правоцентристской оппозиции (которая в Италии куда популярнее правительства). Лидер «Лиги» Маттео Сальвини назвал Евросоюз «логовом змей и шакалов», заявил, что нельзя ждать 15 дней, если люди уже умирают от болезней, «а завтра, возможно, начнут умирать от бедности», и добавил, что Италия, победив коронавирус, подумает о выходе из ЕС, причем, выходя, «слов благодарности говорить не будет». Лидер «Братьев Италии» Джорджа Мелони назвала Евросоюз «бессовестным» и выразила уверенность в том, что «судьба такой Европы — перестать существовать уже завтра».

Проведенные во второй половине марта социологические опросы показывают, что значительное число граждан страны разделяют это отношение. В ходе одного из опросов 49% респондентов согласились с утверждением, что ЕС не только не помогает Италии выйти из кризиса, но и мешает ей в этом. Такой доли евроскептиков социологи прежде не фиксировали. Вирус заставил отвлечься от риторики «прав и свобод» и увидеть реальное положение вещей — см. тезис о змеях и шакалах.

В Италии тут же начали припоминать евробюрократам их прежние прегрешения. Вспомнили, как брюссельские чиновники боролись с итальянским сельским хозяйством методом измерения огурцов и выведения единственно верных их параметров. Вспомнили поведение «партнёров» по Евросоюзу в истории с нелегальными мигрантами — громких слов много, обещаний еще больше, реальной помощи — на полпроцента. Вспомнили и многое другое.

Италия злится: она понимает, что её оставили в одиночестве. Особенно «выигрышно» такое поведение со стороны партнеров по ЕС смотрится на фоне совершенно бескорыстной помощи, предоставляемой Китаем, Кубой, Россией. И хотя основные средства массовой информации стараются рассказывать об этой помощи поменьше (а иногда и вовсе, как La Stampa, придумывать осведомленные источники, сообщающие о её «бесполезности»), но народное сознание все эти процессы фиксирует.

Однако от эмоционального недовольства до выхода — дистанция огромного размера. По состоянию на январь 2020 года в Италии не было ни одной партии «евроскептиков» с заметным рейтингом. Даже в «Лиге» (рейтинг 30%, самая популярная партия страны) до самого недавнего времени говорили, что хотят не разрушить Евросоюз, а изменить его изнутри. Сейчас настало время для другой риторики, но от риторики до практики путь неблизкий. Рассуждения об общих ценностях большого смысла не имеют, зато общие рынки и общая валюта — имеют, и еще как. Выйти из Евросоюза будет куда дороже, чем войти в него. Пример Великобритании это доказывает — а ведь Италия куда менее благополучная страна.

На европейский рынок заточена огромная часть экспорта. Оттуда же поступает значительное большинство импорта. Многие большие финансово-промышленные группы платят налоги где-нибудь в Нидерландах и не имеют ни малейшего желания снова платить их в Италии.

Граждане привыкли свободно перемещаться по Европе, и в Лондоне до недавнего времени число итальянских программистов и барменов исчислялось тысячами; не намного меньше их в Берлине и Париже. Выход обошелся бы в огромную сумму — а в Италии и до коронавируса был нулевой экономический рост и госдолг в 135% ВВП, теперь же прогнозы падения ВВП на 10% по итогам года кажутся даже слишком оптимистическими.

Так что, вероятнее всего, никакого выхода из Евросоюза не будет — Италия, победив коронавирус, затаит обиду, начнет зализывать раны, латать систему здравоохранения, считать долги и ждать спасения от вернувшихся туристов. В конце концов, не Евросоюз виноват в том, что последствия пандемии стали такими тяжелыми. Евросоюз просто отказался помогать.

А в числе «виновных» — максимальная открытость для туристов, которые и привезли инфекцию, недофинансированность системы здравоохранения, нехватка врачей и мест в больницах, нерешительность и слабость правительства (которое обсуждает запретительные меры так долго, что их уже успевают нарушить), огромная даже по меркам ЕС доля пенсионеров и мест их «компактного проживания» (домов престарелых) так далее.

Однако и противоположный сценарий, Italexit, тоже нельзя исключать полностью. Он станет чуть более реальным, если пандемия в ближайшие дни не пойдет на спад и если ЕС внезапно не начнет помогать. Он станет чуть более реальным, если раздражение граждан нальется такими соками, что политики уже не смогут не взять эти лозунги на вооружение. Он станет чуть более реальным, если конспирологическая версия о недовольстве Дональда Трампа сильным ЕС верна, если Трамп попросит итальянских друзей о радикальных шагах и если те сделают эти шаги.

Особые отношения Италии с Вашингтоном ни для кого не секрет. Многих удивило, почему министр иностранных дел Италии в эти дни в своем блоге поблагодарил за помощь в борьбе с коронавирусом только США — не Китай, не Россию, не Кубу. Хотя слова благодарности Вашингтону со стороны Луиджи Ди Майо сказаны, когда помощь еще только начинала оказываться — и хотя несколькими днями ранее Вашингтон вывез из Италии огромную партию тестов на коронавирус.

И все же по состоянию на 27 марта Италия никуда не выходит. Пока что она просто злится….Пока.

Картина дня

))}
Loading...
наверх