Подробно о главном

9 946 подписчиков

Свежие комментарии

  • Алексей Макеев
    а почему мироненко еще не в застенках нквд? чё, лукашенка нет на него?Байки Госархива п...
  • Sergiy Che
    Ну теперь нужно ответку - нащи корабли ВМС что бы резко в районе каких-нить Фолклендов в терводы мелкобриташки вошли ...BBC сообщила о на...
  • Георгий Агеев
    Спи спокойно АНТОН они же себе яму копают чем меньше их будет тем же лучше надо дарить им аплодисменты и одобрямс э...Правительство Вик...

Сергей Черняховский. Главная неудача

Сергей Черняховский. Главная неудача

Победить бедность нельзя ни начислением пособий, тем более – копеечных, ни простым повышением зарплаты. Потому что если их просто повысить – в ответ начинают расти цены.

По идее, повышение доходов населения повышает спрос и стимулирует развитие производства и рост ВВП: производитель видит, что покупатель готов покупать больше – и начинает производить больше.

В России все работает не так. Как только у одной стороны становится больше денег, другая начинает повышать цены. При этом отпускные цены могут подчас не расти или расти относительно незначительно.

В значительной степени их повышает тот, кто стоит между производителем и потребителем. И в этом отношении современная Россия с ее рыночной экономикой своими проблемами отраженно воспроизводит позднюю советскую систему с ее критикуемыми очередями и секторальным дефицитом.

На самом деле, что создает «очередь» — такое положение дел, когда у покупателя есть деньги, в продаже есть товар, но точек обмена этих товаров на деньги не хватает. Очереди не будет, если не будет товара – стоять будет на за чем, и очереди не будет, если не будет денег – стоять будет не с чем.

В советский период доходы населения росли постоянно, выпуск товаров потребления наращивался из года в год, а в магазинах стояли очереди.

А раз были очереди – развивалась системы обмена денег на товары вне очереди. То есть вне официальных точек. А раз она возникала, из официальных точек товары исчезали или в них сокращались, росли очереди и дефицит, а в неофициальных точках цены повышались.

Само по себе отсутствие очередей – не признак избытка, это может быть как признаком отсутствия товаров (тогда и очереди не выстроится), так и признаком отсутствия денег у покупателя.

Чем уничтожается очередь – либо наращиванием мест продажи, либо наращиванием цены – и даже не наращиванием производства.

В 1992 году сделали самое простое – то, что тем же коммунистам совесть сделать не позволила: просто повысили цены. Официальные прилавки превратили в точки спекуляции: по ценам, в пять раз выше государственных, и в советском обществе достать можно было все что угодно. Просто та власть заняться спекуляцией и узаконенным грабежом постеснялась, а пришедшая ей на смену – не постеснялась.

Сегодня производитель, как правило, не имеет собственных торговых пространств: между ним и покупателем стоит продавец. Который на деле увеличивает цену товара чуть ли не порядково. Правда, не все забирая в свой карман – торговые площади тоже не ему принадлежат, он их арендует, и огромную долю выручки забирает и не производитель, и не торговец, а владелец площадей, торговых центров, то есть один из главных паразитов современной экономики.

Сколько бы денег не получил за свою работу работник, он на каждом шагу вынужден платить не за товар и даже не за работу обслуживающего его непосредственно торговца, а за аренду площадей, на которых товар хранится и продается и владелец которых во многих случаях лишь собирает доходы, проживая далеко от страны, которую он обворовывает.

Причем даже если предположить ситуацию, что либо торговец, либо производитель сами являются хозяевами используемых торговых площадей, они не будут существенно снижать цены — как в силу ценовой солидарности с арендодателями, так и в силу стремления к наращиванию прибыли (той самой «жадности», о которой недавно открыто говорил Мишустин).

А еще в силу того, что будет держать высокой цену на более простые, повседневные товары, пока покупатель будет эти товары покупать – потому что без них обойтись либо не может, либо для него это проблемно.

В первую очередь в России дорожают не бриллианты и даже не компьютеры – в первую очередь дорожают продукты питания, за ними – товары быта, следом электроника. Если в некоторых случаях товары не дорожают, значит, при сохранении их внешнего вида и названия резко снижается их качество: кожа заменяется на кожзам, мясо накачивается водой, упаковки или штучные товары становятся меньше по весу, в пирожные кладется меньше крема – и так далее.

Производитель не наращивает выпуск товара, чтобы получить за него больше денег – он повышает на него цену. Поэтому само по себе повышение зарплат и пособий действительно только будет повышать на них цены. Потому что зарплаты и пособия выплачивать будет государство, а поставлять товары и менять товары на деньги частный собственник, выполняющий роль отверстия в бассейне, который тщетно пытаются наполнить.

Более того, полученную прибыль этот то ли собственник производства, то ли торговец, то ли владелец площадей будет расходовать не столько на развитие производства, сколько «фиксировать», то есть превращать в накопления и выводить из страны. Но это – особая тема.

Чтобы решать этот вопрос, государство должно, если уж оставаться в рамках частнособственнической и рыночной логики, создавать для собственника такие условия, при которых ему нечего было бы делать с вырученной прибылью, как только вкладывать в новое производство и увеличивать количество товаров. Как, собственно, и развивались национальные рынки в эпоху восходящего капитализма – с деньгами просто оказывалось больше нечего делать: либо держать в сундуке, либо вкладывать в производство.

Но если не говорить об этой большой теме, для решения проблемы хоть нищеты, хоть бедности, хоть зажиточности повышение зарплат и пособий, причем в первую очередь именно зарплат, должно сочетаться как минимум с двумя другими мерами: жестким контролем над ценами и национализацией торговых центров и сдаваемых в аренду торговых площадей.

Причем контроль за ценами не должен быть одномерным, ограниченным лишь введением фиксированных цен, а должен предполагать контроль за исполнением производителем и торговцем фиксированных обязательств по исполнению своей деятельности — госзаказ на производство и госзаказ на торговлю по оговоренному ассортименту.

А торговые площади должны быть превращены из инструмента извлечения прибыли в инструмент обеспечения населения заказанными ими товарами. Как вариант – переданы под минимальную аренду производителям для обеспечения их поставок товаров. Особенно мелким производителям. То есть торговые центры национализируются, павильоны в них передаются в пользование мелким производителям.

Нюансы могут быть разными – но иначе богатые будут становиться богаче, бедные (они же в России – нищие) – беднее.

Пока, во всяком случае, по данным Левада-центра (признан в РФ иностранным агентом – ред.), граждане страны называют главной неудачей Владимира Путина именно деятельность по повышению уровня жизни граждан, роста зарплат и пенсий. В 2004 году так считал 21 % населения, сегодня – 39 %. Причем в 2014 году так считали 15 % граждан. И в общем-то, как ни парадоксально, это означает, что по определенному показателю с 2004 года уровень жизни в стране понизился вдвое.

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх