Подробно о главном

10 005 подписчиков

Свежие комментарии

  • Россиянин
    Лишение прав на пять лет за намеренные множественные нарушения ПДД. Сел за руль без прав еще раз, прямой дорогой на з...Роскомнадзор возь...
  • Россиянин
    Быстро забыли пиндюли от шахтеров.Полковник ВСУ: мы...
  • Россиянин
    Шавки лают из-за хозяина, который их посадил на якорные цепи.Битва Литвы с Кит...

Репрессии в камуфляже

Репрессии в камуфляже

В Киеве задумались над обустройством Донбасса в так называемый переходный период. Пока это все чистой воды спекуляция, поскольку речь идет о гипотетическом периоде, который наступит после деоккупации Донбасса.

То есть предполагается, что она обязательно состоится рано или поздно и тогда надо будет проводить комплекс мероприятий для того, чтобы вернуть регион к «нормальной» жизни.

Здесь уже есть одно людоедское допущение. С учетом того, что население двух народных республик в большинстве своем не желает иметь с Украиной ничего общего, деоккупация возможна лишь в случае масштабной военной операции. Она законодательным актом не предусмотрена, но является обязательным условием для его реализации. Таким образом, речь идет о человеческих жертвах, которые неизбежны, они должны явиться прологом для означенного переходного периода.

В самом документе нет ничего нового и революционного. Это собранные вместе, вполне человеконенавистнические идеи, которыми украинские политики бредят на протяжении последних семи с лишним лет. Правда каннибализм в данном случае слегка приглажен и прячется за лукавыми формулировками. Однако знающий человек сразу поймет, что от планов подвергнуть жителей Донбасса наказанию за сепаратизм никто не отказался, напротив, у них появляется правовая основа.

В проекте они названы «санкционными мерами».

Естественно, предлагаемый взгляд на события полностью соответствует официальной пропаганде. Для определения России вводятся термины «государство-агрессор» и «государство-оккупант». Это означает, что закон исходит из полного отрицания субъектности Донбасса, предлагая считать его население безвольной марионеткой в руках оккупантов.

А вот, собственно, и центральный тезис: «усилить социальную связь с временно оккупированными территориями, а также ввести элементы переходной юстиции, в частности ответственность за правонарушения, связанные с временной оккупацией, ограничения относительно избрания и назначения на должности граждан Украины, которые были приобщены к деятельности оккупационных сил и оккупационных администраций Российской Федерации».

Сформулирован он предельно неконкретно и может быть истолкован расширительно. В документе не уточняется, как «переходная юстиция» будет выносить решения об «ответственности за правонарушения», но мы можем заглянуть в украинский Уголовный кодекс и прочитать статью 110 «Посягательство на территориальную целостность и неприкосновенность Украины». За это преступление предусматривается наказание от 3 до 15 лет. Еще одна неясность заключается в том, какими критериями будет руководствоваться правосудие переходного периода при квалификации преступных деяний, насколько масштабным окажется охват граждан, которые подвергнутся уголовному преследованию. Только ли чиновники, служившие в «оккупационных администрациях» и военнослужащие подлежат поражению в правах или это касается и десятков тысяч людей, участвовавших в митингах протеста в 2014 году и способствовавших самоопределению Донбасса. А те, кто голосовал на референдуме за независимость двух народных республик —подавляющее большинство жителей — с ними как быть? Ведь это как раз и есть «посягательство на территориальную целостность».

Законопроект предполагает, что наказанию будут подвергнуты только граждане, свершившие серьезные преступления: «Лица, совершившие преступления, подпадающие под юрисдикцию Международного уголовного суда (преступление геноцида, против человечности, военные преступления и преступление агрессии), не подлежат освобождению от уголовной ответственности или помилованию, а также не могут быть амнистированы». Но это значит, что действие Уголовного кодекса для «реинтегрированных территорий» фактически отменяется. Мне мало верится, что такой юридический нонсенс возможен.

Что делать с осужденными, если счет им пойдет на тысячи? Никаких тюрем для их содержания не хватит. Для них, как уже неоднократно предлагали различные украинские политики и чиновники, нужно будет строить специальные лагеря. В целом, за рамками закона осталось множество не сформулированных, не предполагаемых как логичные и неизбежные, репрессивных мер и действий. Хороший выход для населения неподконтрольных территорий недавно в интервью телеканалу «Дом» предложил Владимир Зеленский, заявив, что те, кто считает «Вот, Россия, наше дело правое!» не должны оставаться жить в Донбассе. Им следует паковать чемоданы и уезжать в ту же самую Россию. Это, кстати, тоже свидетельство того, что украинская власть не считает значительную часть жителей региона достойными права называться украинцами.

Я не очень хорошо представляю себе, как Украина намерена в соответствии с законопроектом собирается усиливать «социальную связь с временно оккупированными территориями». За округлыми тезисами и предлагаемыми мерами по поддержке территорий скрывается все тот же национализм, для которого жители Донбасса — люди второго сорта. Полагаю, что при таком отношении так называемая «деоккупация» едва ли возможна. Люди будут отчаянно драться, чтобы не допустить прихода «деоккупантов» на родную землю. И как показывает опыт боевых действии, которые длятся более 7 лет, у них это получается неплохо.

Андрей Бабицкий


Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх