Подробно о главном

9 781 подписчик

Свежие комментарии

  • Владимир Смирнов
    Не "планом маршала" а "планом Маршалла"!!!.Малоизвестные фак...
  • Lora Некрасова
    Мой лечащий врач - седьмой слева. Он шепчет восьмому слева, лечащему врачу Сергея Полосова, что у него есть новая кон...Инаугурация "для ...
  • Серж Прологов
    Походу он. То есть оповещали, приглашали. Отказались приехать или просто молча проигнорировали? Нет, ну в натуре заче...Инаугурация "для ...

Почему российское оружие популярно в региональных конфликтах XXI века

Одно из главных негласных правил региональных войн начала 21 века: "закупать как можно больше русского оружия".

Почему российское оружие популярно в региональных конфликтах XXI века

Это касается не только стрелкового вооружения, такого как семейство автоматов АК, пулеметов ПКМ и, естественно, гранатометов РПГ-7, чья репутация настолько безупречна, что они вошли в общеупотребительный англоязычный оборот как "реактивные гранаты".

Список популярного российского вооружение не заканчивается танками T -55 и Т-72, боевыми машинами пехоты БМП-1 и БМП-2, а также грозным семейством ударных вертолетов Ми-24. Про высокотехнологичное и гиперзвуковое оружие в этой статье речь не идет, поскольку бедуины просто не в состоянии пока его использовать.

Эти виды вооружения являются практически основными средствами ведения войн, и нет никаких предпосылок, что такая ситуация изменится в ближайшее время.

Россию вряд ли можно назвать крупнейшим производителем оружия в мире, поскольку подобное вооружение производятся во многих других странах. Однако нет ни одного американского, британского, французского или германского средства ведения войны, которое достигло бы культового статуса вышеупомянутых российских типов.

Сначала советское, а затем российское оружие стало общепризнанным эталоном, на которое ориентируются и с которым сравнивается все остальное вооружение.

Непревзойденная до сих пор "советская школа" конструирования и производства оружия была основана в 1930-х годах. В то время СССР индустриализировался в ускоренных темпах. Это касалось и вооружения, поскольку уже тогда существовала неминуемая угроза нацистской агрессии в силу стремления Германии к увеличению жизненного пространства. Эта "людоедская"доктрина была четко изложена в гитлеровской книге "Mein Kampf" (запрещена в России), опубликованной еще в 1925 году.

Перед советскими конструкторами в то время ставилась цель разработать оружие, которое соответствовало бы жесткому набору критериев.

Во-первых и прежде всего, оружие должно быть эффективным и конкурентоспособным против всего, что противник будет использовать на поле битвы.

Во-вторых, оно должно быть прочным, надежным и легко осваиваемым поспешно мобилизованными резервистами или даже гражданским населением, которое потребовалось бы для укрепления Красной Армии в условиях военного времени.

В-третьих, оружие должно быть работоспособным в любой местности и в любых климатических условиях огромной территории СССР, в том числе в тундре, пустыне, болотах и, конечно, в условиях беспросветной грязи, в условиях которой чаще всего воюет пехота.

В-четвертых, оно должно быть легкоизготовляемым с использованием относительно простых технологий, недорогих материалов, полуквалифицированной рабочей силой и должно долго оставаться в рабочем состоянии в условиях продолжительной войны.

История Великой Отечественной войны показала насколько успешно советские инженеры добивались поставленных целей, создав основу для нескольких десятилетий непрерывного постепенного, а иногда и революционного прогресса в военной технологии. Каким бы сложным ни было оружие, эти четыре набора критериев продолжали определять приоритеты проектирования уже и в эпоху холодной войны.

Теперь перенесемся в начало 21- го века, а именно на Ближний Восток и в Африку и посмотрим, как все четыре советско-российских требований к оружию соответствуют условиям ведения боевых действий в регионах.

В Сирии, Йемене, Ираке, Ливии и на территории Африки в изобилии присутствует такие сложности, как суровые экологические и климатические условия, слабая логистика, поспешно обученные войска, отсутствие инфраструктуры, затяжные конфликты. То же, впрочем касается Афганистана и, даже, Украины.

Следует отметить, что западные системы вооружения проявляют себя наилучшим образом, когда ситуация отражается с точностью до наоборот.

Это профессиональные армии, ведущие короткие войны, обеспеченные обширной инфраструктурой и получающие массивную материально-техническую поддержку, в идеале при не слишком неудобной погоде и местности.

Другими словами, американское и европейское оружие демонстрирует свои лучшие качества, когда оно используется в относительно коротких войнах на хорошо приспособленном и густонаселенном европейском континенте. Когда эти условия выполняются, западное оружие действительно в ряде случаев превосходит свои российские аналоги.

В противном случае разрыв в характеристиках сокращается и даже устраняется, особенно когда бронетехника и вертолеты выводятся из строя из-за отсутствия необходимого обслуживания и запасных частей.

Что примечательно, это явление было характерно даже в войнах Наполеона Бонапарта. Его армия была на пике, когда действовала в условиях сети римских дорог, в провинциях с интенсивным сельским хозяйством, где его солдаты могли "жить за счет даров земли". Когда вся материально-техническая поддержка закончилась, то Наполеон обнаружил, что действуя в суровых условиях Испании, Восточной Европы и, в конечном итоге, России, его армия оказалась не полностью боеспособной, а зачастую и деморализованной. Результат известен.

Полтора века спустя германская армейская армада на Восточный фронте подверглись такому же сам разгрому, только помноженному на отвагу и доблесть советских солдат.

В достаточной мере условия ведения современных войн касаются и сегодняшних сил НАТО.

Непригодность западного оружия для длительных войн в суровых условиях стала проклятием армий НАТО и предметом бесчисленных мемов. Военнослужащие США даже придумали термин "фоббит" для обозначения тех, кто провел все свои операции в Ираке или Афганистане, никогда не выходя "за пределы сети".

Потребности сил НАТО в материально-техническом обеспечении были настолько огромны, что главной задачей руководства блока стало не столько ведение боевых действий, сколько "поддержание" и "защита". Под "защитой" понимается необходимость ограждение колонн с припасами от нападений местных.

Для выполнения этих "оборонительных" задач было задействовано так много сил, что количество боевых частей, доступных для реальных операций, составляло лишь небольшую часть от всего воинского контингента.

Саудовская Аравия и другие государства Персидского залива быстро усвоили тот же урок во время своей катастрофической кампании в Йемене. Теоретически саудовские танки M1 Abrams были более чем подходящими для всего, что хуситы противопоставляли им в полевых условиях.

Однако преимущество американских танков заканчивалось с выработкой ими топлива, которым снабжалась газовая турбина мощностью 1500 л.с., работающая в жаркой и пыльной среде.

Раз за разом быстрое продвижение войск Саудовской Аравии по территории хуситов сначала прекращалось, а затем саудитам и воевавшим на их стороне наемникам приходилось отступать. Проблема заключалась в уничтожении йеменцами колонн снабжения, следовавшими за бронетанковыми частями, попадавшими в специально устроенные засады. Имеется немало фото- и видеодоказательств тому, как саудовские танки становились трофеями хуситов, потому что у них банально не было топлива.

Собственный опыт Ирака с M1 стал еще более печальным, в связи с чем иракские власти в конечном итоге отказалась от американской техники и снова возвратились к выбору российских танков, таких. как Т-90С.

В отличие от американской и европейской военной техники, различным ливийским группировкам, повстанцам-хуситам и, конечно же, сирийской арабской армии удавалось поддерживать свои танки Т-55 и Т-72 в рабочем состоянии в течение многих десятков лет в сложных условиях, и даже задолго до крупномасштабного вмешательства России в Сирию.

В отличие от западных сил операции России в Сирии не превратились в процесс по поддержанию и защите своих баз. По состоянию на начало 2020 года на всей сирийской территории находилось всего около 5 000 военнослужащих. Для сравнения это почти половина контингента США и НАТО, находящегося только на авиабазе афганского Баграма.

Вместе с тем, в сотрудничестве с сирийскими и другими союзными силами российские военные смогли провести широкий спектр боевых и вспомогательных операций против непростого противника, который гораздо лучше вооружен, чем когда-то талибы, и до сих пор пользуется обширной финансовой и военной поддержкой Запада.

Тем самым России продемонстрировала преемственность и продолжение давней русской военной культуры ведения затяжных конфликтов в суровых условиях.

А сколько было проведено реальных полевых испытаний различного вида нового вооружения в Сирии, тема для отдельной статьи.

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх