Подробно о главном

9 782 подписчика

Свежие комментарии

  • Серж Южанин
    Одно движение в с...
  • Серж Южанин
    Одно движение в с...
  • Отари Хидирбегишвили
    Дорогой ты мой господин Сатановский!Прошу называть вещи своими именами, поскольку это не миротворческая операции Росс...Сатановский: Стон...

Разъясняю за выборы в Америке

Разъясняю за выборы в Америке

Самые важные для России выборы на финишной прямой. Выборы президента. Американского, разумеется. Джо как бы победил Доню, но пока не совсем. Надо насладиться его агонией и эффектно добить. Событие это имеет столь колоссальное значение для мировосприятия туземцев Северной Евразии, что даже я решил размять свою негнущуюся руку клавиатурой. Совершенно не интересно, что придворные, оппозиционные и прочие модные салонные политолухи сказали о том, как изменится мировая политика с воцарением в Белом доме Байдена. Это не более, чем шум листвы.

Шум листвы всегда одинаков. Все то же самое, что говорилось по поводу выборов Трамп/Клинтон в 2016-м году, Обама/Ромни в 2012-м и Обама/Маккейн в 2008-м, было повторено сейчас. И даже в 2024-м будут слышны точно такие же панические вопли о том, что кандидат Х – враг Рассиюшки, вот он-то точно развяжет третью мировую войну, а кандидат Y – тоже гад, конечно, но умеренный, с ним можно будет поговорить об отмене санкций. Разумеется, не случится ни войны, ни отмены санкций. Сама модель подобных рассуждений, которая в равной степени свойственна и тупой вате, и наивным либерастам, в корне ошибочна. Давайте разберем, почему.

Аналитики, конспирологи и иксперды как с той, так и с другой стороны рассуждают в ущербной парадигме, что все решает начальник.

Ну, привыкли они к этому. Ничего другого никогда в жизни не видели. Царская воля – закон. И даже противники царя свято чтут принцип «от нас ничего не зависит, мы – люди маленькие». Например, хомячки Навального никогда не спрашивают у своего гуру о том, кто и по какому принципу определяет кандидатов «Умного голосования». И уж, упаси хосспади, они даже не заикаются о том, что следует проводить какой-то праймериз и определять наиболее перспективных кандидатов путем голосования (опроса). Кошерный холоп не может лезть в дела барина, его удел – исполнять приказы.

Вот примерно в таком качестве – как самого могущественного начальника мира воспринимают президента США на постсоветском пространстве. Но могуществом обладает именно страна, а ее президент – всего лишь клерк, сидящий в Овальном кабинете. Клерк, который не может принимать никаких единоличных решений. Более того, он, скорее, не про принятие решений, а про их исполнение. Например, Верховный суд запретил Трампу тратить деньги налогоплательщиков на пограничную стену с Мексикой – и тот вынужден был исполнить его.

А ведь как сладко Доня пел песни о том, что даст отпор нелегальным мигрантам, вытурит их из страны аж три миллиона душ! Реально же за первые три года его президентства было депортировано около 700 тысяч. Это меньше, чем при предшественнике, которого Трамп обвинял в том, что тот наводнил Америку приезжими бандитами с юга. Лень искать статистику, но только за 2011-2012 гг. из США было депортировано 810 тыс. нелегалов.

То есть, получается, какой-то там суд запретил Трампу выполнить его главное обещание избирателям? О, нет, все гораздо сложнее: губернаторы иных штатов пропихнули такие миграционные законы, которые тупо не позволяют федеральным властям решать судьбу мигрантов. Это, знаете ли, такие законы в духе «С Дона выдачи нет». А все потому, что США – государство федеративное, и под 80% полномочий принадлежит именно штатам и муниципалитетам, а в ведении федеральных властей находятся оставшиеся 20%. То есть американский президент на территории Америки имеет власти меньше, чем мэры и губернаторы.

Я уже как-то упоминал о курьезе, когда Трамп решил провести военный парад в столице, но городской совет Вашингтона запретила этот фестиваль вяличия, мотивируя тем, что прохождение военной техники создаст травмирующее воздействие на дорожное покрытие. И президент утерся. Вы можете себе представить, чтобы в Раше глава муниципалитета Илья Яшин мог запретить Путину победобесие 9 мая? А в Америке дикостью сочли бы обратное – когда глава федерального правительства суется в дела муниципалитета, пусть даже столичного.

В общем, в Америке президент – это такой не очень влиятельный чиновник, которому поручено курировать вопросы, не имеющие особой важности. Например, внешнюю политику. Какое дело, скажем, гражданам Техаса до Белоруссии или Бангладеш? Да 90% избирателей даже не знают о существовании этих стран. Но кто-то же должен с трибуны ООН надувать щеки и переживать о недостатке демократии в России и Камеруне. Вот этим президент и занимается. Что касается внутренних дел, то из тех 20% полномочий, что делегированы штатами на федеральный уровень, львиная доля принадлежит Конгрессу, который принимает законы. Собственно, у президента нет и 0,1% всех формальных властных полномочий в стране.

В чем же сила президента США? Тот же Трамп, например, энергично занимался экономическими проблемами Америки и весьма преуспел в этом. Тут самое время вспомнить о существовании в стране двух партий – Республиканской и Демократической. Реальная власть у партий, а президент – это лишь их представитель, ИНСТРУМЕНТ, фронтмен, лоббист. А за партиями и конкретными конгрессменами стоят какие-то группы интересов, корпорации, банки, промышленные группы, диаспоры, медиаструктуры и т.д. Соответственно, президент, если он желает проявить свою субъектность в чем-то большем, чем написание эпатажных твитов, должен задействовать партийные и внепартийные рычаги влияния. Как президент является инструментом выдвинувшей его партии, так и партия может быть инструментом президента.

Диалектика, однако. Кто не понимает смысла слова «диалектика», скажу проще: система управления в США носит не концентрический, а распределенный характер. Концентрическая система управления в РФ и ей подобных отсталых бантустанах, где внизу – бесправное быдло, а наверху – чем выше в иерархической пирамиде находится индивид, тем больше в его руках властных ресурсов. Причем иерархическая система отношений незыблема: кто выше – тот главнее по определению.

В распределенной системе управления все сложно и непонятно. Вот, скажем, президент назначает судей. Значит, в логике концентрической системы управления президент – главнее судьи. Но в США судья верховного суда назначается на свой пост пожизненно, в то время как президент избирается на четыре года и максимум – на два срока. Судья может отменить указ президента, а президент решение судьи – нет. И отозвать его полномочия тоже не может.

При этом назначается судья с согласия Сената (верхняя палата Конгресса). Выходит, что последнее слово в назначении за парламентариями, которые как бы ниже статусом, чем президент, но полномочий в данном вопросе у них больше. Поэтому, если президент от республиканцев хочет, чтобы в верховном суде сидел сочувствующий республиканцам судья, то согласовывать этот вопрос он должен не с сенаторами, а с руководством республиканской партии, имеющей большинство в сенате. Но что делать, если там большинство у демократов? Тогда президенту-республиканцу приходится согласовывать кандидатуру с руководством Демпартии, предлагая сделку: вы согласуете судью-республиканца, а я договариваюсь с руководством Республиканской партии, что Палата представителей (нижняя палата Конгресса), где у республиканцев большинство, примет инициированный вами законопроект. При этом всем стоит учитывать, что президент-республиканец – это явление временное, а лояльный республиканцам судья – до гробовой доски. И он потом может блокировать инициативы президента-демократа.

Кстати, все вышесказанное объясняет, почему в США по определению не может быть независимого президента. И многопартийной системы тоже быть не может. Потому что беспартийный президент не имеет никакого властного ресурса. Без партийной поддержки он – ноль. А кому нужен ноль в Белом доме? Если же в эту систему ввести третьего игрока (еще одну системную партию), вся система принятия решений приходит в полнейший дисбаланс. А кому нужен хаос в госуправлении?

В цивилизованном мире система управления устроена так, что там надо со всеми договараиваться и все согласовывать. Поэтому любое решение принимается о-о-о-чень долго. А чуть только станешь пороть отсебятину – тебя тут же хлопнут по рукам. Начнешь быковать – получишь импичмент. Или пресса тебя зачморит, как Трампа. Или по беспределу опустят на выборах, как того же Трампа. Но об этом ниже.

Вернемся к вопросу: что изменится для Путина, для Беларуси, для Армении и Украины с приходом в Белый дом Байдена? Ничего не изменится. Потому что распределенная система управления обладает колоссальной силой инерции. Или стабильностью. Или преемственностью. Называйте это, как хотите. Вот как смена одной шестеренки в семейном минивэне не превратит его в гоночный болид или самосвал, так и смена в системе управления такой малозначительной шестеренки, как президент США не меняет вектора американской внешней политики.

И даже если вдруг каким-то волшебным образом одна из партий возьмет большинство в Сенате, Палате представителей, проведет своего президента, выиграет выборы в штатах и захватит губернаторские посты, (это невозможно даже теоретически, но допустим) – даже в этом случае внешняя политика заокеанской сверхдержавы по отношению к путинскому Ебанаторию не может измениться.

Секрет прост: распределенная система управления останется распределенной, а не концентрической, и американская внешняя политика будет диктоваться… интересами США, а не личными симпатиями главы федерального правительства. Очевидно, что интересы 330 миллионов граждан США или, например, 30 крупнейших американских суперкорпораций (точнее, не американских, но базирующихся в Штатах) не изменятся от того, что в Овальный кабинет пришел чиновник с другой фамилией и другим значком на лацкане.

Поэтому, я только лениво ухмыльнусь, если какой-то либеральный активист начнет доказывать в комментариях, что победа Байдена в интересах российской оппозиции, потому что демократы, де, сейчас возьмут Путина за глотку, затюкают его санкциями и вообще, заставят уважать права человека. Ага, щас-с-с. Путинский режим очень нужен Вашингтону. Ведь если в Кремле сидит ебнутый карлик с комплексом повелителя мира, пугающий всех ядерным армагеддоном, то Европе, например, Америка нужна в качестве защитника от дикого русского медведя. А штатам Европа нужна в качестве рынка сбыта для американского СПГ.

Реклама

Вот вам просто прекрасная комбинация: Европе США обещают защиту от русских дикарей, а та взамен должна покупать у американцев газ. Европейцам в принципе пофиг, цена в любом случае будет рыночной. Американцы же выдавливают с европейского рынка крупнейшего игрока, мотивируя это тем, что у диктатора нельзя покупать газ, потому что на эти деньги он будет строить свои «ракеты с непредсказуемой траекторией», создавая угрозу для стран НАТО, которые вынуждены тратить больше денег на оборону. Выходит, что выгадывая евро на дешевом русском газе, европейцам приходится потом дополнительно тратить три на увеличение оборонных расходов от неадекватной страны-бензоколонки.

Следовательно, лучше покупать газ у США, которые вырученные деньги потратят на оборону Европы от ипанутого путинского бантустана. Но во всей этой конструкции необходимое условие – существование авторитарного путинского режима в качестве страшилки для ЕС. Режима, который применяет химическое оружие для расправы с оппозиционерами и травит невинных британских бомжей, оккупирует соседние страны и лезет своими ихтамнетами в несоседние. А будь в России нормальный демократический режим со сменяемостью власти, институтами правового государства и прочими атрибутами цивилизации – как бы пиндосы могли втюхать свой газ европейцам? Как бы они могли им навязать свои услуги по обеспечению безопасности в условиях отсутствия глобальных внешних угроз?

Пример, конечно, предельно утрирован, и газ тут так, чисто для наглядности взят, как сущность, близкая пониманию россиянских аборигенов. Тем не менее, совершенно ясно, что в интересах Америки вовсе не торжество демократии во всем мире, а наличие проблем, на которых сверхдержава может играть, извлекая выгоду для себя. И путинский режим – это та самая проблема, за решение которой Европа будет платить заокеанской «крыше» до тех пор, пока эта проблема существует. Точнее, даже иллюзия проблемы. Так разве в интересах Америки устранять то, что приносит ей гешефты?

Украинцы восторженно орали, что теперь оккупантам – пиздец? Мол, Джо – гарный хлопець, справжный бандеровець, допоможе повернуты Крым. Нет, не поможет. Если бы вопрос принадлежности Крыма хоть как-то касался американских интересов, Путина нагнул бы еще Обама. Причем еще до того, как зеленые человечки высунули нос из мест постоянной дислокации. Но в интересах Америки, как сверхдержавы, иметь рычаги влияния, а вовсе не разруливать разборки дикарей в третьем мире. Крым – это рычаг давления на РФ, который ничего не стоит США. Поддерживать в украинцах иллюзию, что США – стратегический союзник Украины – значит иметь рычаг влияния на киевские власти. Понятно, что Украине нужны союзники, тем более в лице ядерной державы. Но скажите, товарищи украинцы, зачем США союзник в лице слабой, коррумпированной и, если честно, совершенно неадекватной страны с клоуном во главе? Почему Америки не нужен ни таран против Орд, ни даже санитарный кордон, я описал выше.

Стратегическая линия внешней политики США – быть нужными всем (и извлекать из этого выгоду), ни перед кем не имея обременительных обязательств. И эта линия не изменится с уходом Трампа на пенсию. У белорусов теперь тоже зарождается новый карго-культ – надежды на то, что Байден даст укорот усатому психопату, который бегает с автоматом без магазина. Может, даст. А, может, и нет. Вот вам домашнее задание: проанализируйте, что выгоднее (и почему?) Америке:

- слетевший с катушек суверенный диктаторский режим под боком у ЕС;
- демократическая Беларусь, как противовес РФ;
- авторитарная страна, как противовес РФ и источник нестабильности для ЕС;
- проглоченная Кремлем территория, как зримое подтверждение невменяемости московитской недоимперии;

Даю подсказку: соображения идеалистического характера не канают. Оперировать необходимо критериями интересов (выгоды).

Эх, хотел еще раскрыть тему американских выборов с точки зрения технологии управления и показать, какое отношение к ним имеет демократия, закон и свобода слова. Другой интересный вопрос: если в правовом государстве возникает конфликт между правом и интересами государства, то что будет в приоритете? Ну, об этом в другой раз, благо, актуальных инфоповодов будет еще немало.

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх