Подробно о главном

9 990 подписчиков

Свежие комментарии

  • ju1
    когда собаке нечего делать она лижет некоторые части своего тела. Алёша, займи свой язык тоже чем не будь чтобы не не...Арестович предлож...
  • Валерий Хальзев
    Россия выполняет обязательства по контрактам?Выполняет.Какие могут быть претензии?Европа движется к...
  • Валерий Хальзев
    Заколебали уже эти "борцуны"!!!!!!! Надо не бороться,а создавать условия для препятствия этому злу.Вспомните клас...13 идей по борьбе...

Как Украина на словах и на деле поддерживает терроризм

Как Украина на словах и на деле поддерживает терроризм

Посол Украины в Таджикистане и Афганистане (по совместительству) Василий Серватюк на фоне бегства американцев и их союзников из Афганистана обвинил Россию в планах дестабилизировать Центральную Азию.

Для этого, уверяет пан посол, Россия будет подчёркивать роль талибов в борьбе с Исламским государством с целью легализации своих отношений с «Талибаном»*. Севратюк подчёркивает, что Киев тоже контактировал с талибами, но исключительно для обеспечения безопасности украинских граждан в Афганистане, что никоим образом не означает международного признания «Талибана». Москва же, стращает Серватюк публику, через сотрудничество с талибами попытается закрепиться в Узбекистане и Туркмении. И это плохо для региона, которому угрожает исламский терроризм в лице талибов и прочих экстремистских группировок, делает вывод пан посол.

Такая «аналитика» может увлечь только человека, незнакомого с событиями в Центральной Азии в постсоветские годы. Центральная Азия – обширный регион, включающий Афганистан, Пакистан, часть Индии и Монголии и бывшие среднеазиатские республики СССР. Россия и республики Средней Азии первыми из стран бывшего СССР подверглись атакам исламского терроризма. В 1992 – 1997 годах пылала гражданская война в Таджикистане, в которую частично оказались втянуты и понесли потери Казахстан, Узбекистан и Киргизия.

Россия помогла Таджикистану больше всех – направила в республику воинские подразделения и укрепила своими пограничниками таджикско-афганскую границу. Символом таджикско-российского боевого братства стал подвиг российских и таджикских пограничников 12-й заставы Московского погранотряда, подвергшихся нападению многочисленного отряда афганских душманов 13 июля 1993 года. 25 бойцов пали в бою.

Через год вспыхнула первая чеченская война. Предпосылкой к ней стали массовые расправы головорезов Джохара Дудаева над славянским населением республики и чеченцами, не желавшими становиться террористами. Беженцы из Чечни хлынули в Россию и на Украину (в Чечне проживало немало этнических украинцев). Но Киев поддержал не их, а Дудаева! Украинские СМИ и телевидение подавали новости из Чечни так, будто российская армия вторглась в мирную республику, не помышлявшую о войне. Автор статьи учился в то время на втором курсе украинского вуза и помнит, как тема «российской агрессии против чеченского народа» упоминалась даже на университетских лекциях. Ясное дело, о резне славянского населения и о чеченских милиционерах и добровольцах, сражавшихся плечом к плечу с российскими солдатами против дудаевского терроризма, почти никто не говорил, как и о том, что на стороне Дудаева воюют исламисты из Афганистана, Африки, Ближнего Востока и украинские националисты из УНА-УНСО*.

В 1996 году в здании Одесского русского драматического театра (!) тогдашним градоначальником Эдуардом Гурвицем был организован так называемый Конгресс чеченского народа, а на деле – сходка чеченских полевых командиров и боевиков. Украинские политики без стеснения демонстрировали симпатии к дудаевским отморозкам.

Но самый вопиющий случай произошёл после теракта в Беслане (Северная Осетия) 1 сентября 2004 года, где банда кавказских исламистов убила 333 мирных жителя, включая 186 школьников. Среди этих извергов был принявший ислам уроженец Украины Владимир Ходов, но Киев этот факт не особо интересовал. На одном из телеканалов украинского ТВ представитель неонацистской партии «Свобода» тогда злорадно заявил, что смерть осетинских школьников – это справедливая кара России за её имперскую политику на Кавказе. Стоит ли после этого удивляться наплыву осетинских добровольцев на Донбасс в 2014 году? Осетины вернули должок украинскому государству, насмехавшемуся на смертью осетинских детей.

Итак, когда Россия напрягала все силы для борьбы с исламским терроризмом, Украина политически поддерживала террористов, а не Россию, и по-тихому пускала на лечение в крымские санатории раненых чеченских боевиков. Там их опекал политический союзник киевской власти – меджлис крымско-татарского народа Мустафы Джемилёва. На полуострове действовала группировка «Адалет», чьи адепты ездили на войну помогать Дудаеву.

Затем в Крыму появилась запрещённая во многих странах, включая Россию, исламистская группировка «Хизб ут-Тахрир». «Хизбы" чувствовали себя на Украине настолько свободно, что запустили отдельный сайт "Хiзб ут-Тахрiр Украiна». Или посол Серватюк этого не знает? Если не знает, зачем берётся рассуждать на тему исламского терроризма? Если знает, зачем врёт, будто Россия, а не Украина заигрывает с исламистами?

Серватюку не хватило духу честно заявить, что первыми на контакт с талибами пошла не Москва – это сделал Вашингтон. За такие слова он мог вылететь из своего кресла, как пробка из бутылки. Американские хозяева киевского режима решили обхитрить всех: начали вдруг переговоры с талибами, чтобы использовать их против своих геополитических оппонентов в регионе – России, Китая, Ирана. Пассивно наблюдать за этой диверсией Москва не могла, и установила свой канал связи с талибами, дабы быть в курсе того, что происходит между ними и американцами. Теперь американцы в одиночку беседовать с «Талибаном» не могут.

Когда американские чины вели переговоры с талибами, пан Серватюк молчал, «как рыба об лёд». Ни слова – про дестабилизацию центральноазиатского региона и про угрозу расползания террористической угрозы. Сегодня пан посол страдает таким примитивно пропагандистским и безудержным красноречием, словно не отличает диарею от дианойи (разумного мышления). Ведь клевеща на российское государство, ведущее бескомпромиссную войну с терроризмом, украинский посол льёт воду на мельницу тех же самых террористов, которыми пугает публику.

Странным образом сей «противник» радикального исламизма хранит молчание об участии в войне против Донбасса на стороне ВСУ недобитых дудаевских террористов во главе с примчавшимся из Дании Исой Мунаевым. Их объединили в так называемый чеченский батальон, но они были разгромлены ополченцами. Почему бы пану Серватюку не поинтересоваться, каким путём проживавшие в Европе беглые чеченские террористы оказались в рядах украинского воинства? И какие порядки они несли на донбасскую землю?

Россия является главной силой, обеспечивающей безопасность Казахстана, Узбекистана, Таджикистана, Киргизии и Туркмении от исламистской угрозы. В Таджикистане дислоцируется 201-я мотострелковая дивизия ВС РФ, есть военные объекты ВС РФ в Киргизии. Казахстан, Киргизия и Таджикистан вместе с Россией состоят в ОДКБ. Для среднеазиатских республик это гарантия быстрой военной помощи в случае нападения талибских банд.

А где Украина? Она по другую сторону баррикад – ведёт пропагандистскую войну против военного присутствия России в Сирии, где российские и сирийские военнослужащие разбили исламистские банды, финансируемые из США; подыгрывает Вашингтону на Балканах, где руками албанских и боснийских исламистов США удалось разбить Сербию, а затем закрепить результаты этого преступления с помощью так называемых миротворцев, в том числе и украинских; дружит с Тбилиси, который ранее был замечен в финансировании исламистских банд, скрывавшихся в Панкисском ущелье Грузии.

Киев пытается предстать перед международной общественностью в облике непримиримого борца с исламским экстремизмом. Однако и на словах, и на деле Украина не борется с терроризмом, а поддерживает его. И заявления пана Серватюка – очередное тому доказательство.

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх