Подробно о главном

9 786 подписчиков

Свежие комментарии

  • вячеслав харченко
    Разделом России между "союзниками".Чем закончилась б...
  • Серж Южанин
    Назло пропаганде:...
  • Серж Южанин
    Назло пропаганде:...

ЮНЕСКО и Искусственный Интеллект

ЮНЕСКО и Искусственный Интеллект

О попытках ООН-овских структур добиться принятия неких единых этических правил регламентирующих разработки в сфере искусственного интеллекта.

ЮНЕСКО и Искусственный Интеллект

С подачи генерального секретаря ООН А. Гуттереша вопросы глобального гуманитарного сотрудничества по проблематике ИИ были делегированы ЮНЕСКО, мандат которой наиболее полно охватывает текущие и потенциальные сферы применения ИИ и сквозных технологий. Старт практической деятельности по данной теме совпал с избранием в 2017 г. нового генерального директора ЮНЕСКО О. Азуле — бывшего министра культуры и коммуникаций Франции в правительстве Ф. Олланда, взявшей новое направление под личный контроль и покровительство.

Основной акцент в «цифровой» деятельности ЮНЕСКО на период 2020–2021 гг. сделан на подготовке проекта текста Рекомендации по этике ИИ при содействии Специальной группы экспертов (в целях обеспечения максимальной инклюзивности каждый эксперт утверждался О. Азуле лично). Согласно опубликованному графику, Рекомендация должна быть представлена для утверждения странами-членами в ходе 41-й сессии Генеральной конференции ЮНЕСКО, намеченной на осень 2021 г.

Содержательная основа проекта Рекомендации об этических аспектах ИИ должна была, не выходя за рамки, следовать следующим базовым принципам ЮНЕСКО:

— Рекомендация должна поощрять поиск, а в идеале — заложить общую для всех стран — членов ЮНЕСКО основу «интеллектуальной и нравственной солидарности человечества» в сфере этики ИИ;

— Рекомендация не должна подталкивать страны-члены к делегированию контрольно-надзорных функций неким международным регуляторам, включая структуры, относящиеся к системе ЮНЕСКО, поскольку «Организация отказывается от всякого вмешательства в дела, по существу входящие во внутреннюю компетенцию этих стран»;

— Рекомендация может и должна соответствовать «интересам обеспечения всеобщего уважения справедливости, законности и прав человека, а также основных свобод, провозглашенных в Уставе ООН».

Это означает, что документ должен учитывать национальные подходы стран-членов к пониманию сути прав человека и допустимым пределам их ограничения и не противоречить им. В ситуациях, при которых отсутствует общее видение или консенсус, Секретариат должен проводить ревизию соответствующих частей текста вплоть до полного изъятия из него всех спорных и неоднозначных формулировок;

— Рекомендация должна поддерживать страны — члены ЮНЕСКО «предоставлять всем людям полные и равные возможности для […] беспрепятственных исканий истины и свободного обмена мыслями и знаниями». Иными словами, разный технологический потенциал государств не может являться объективным основанием для молчаливого узаконивания практики «позитивной дискриминации» в угоду интересам развитых стран. Распространенная в международных отношениях схема «подтягивания» развивающихся стран и регионов до определенного уровня или стандарта на условиях, подразумевающих принятие в «пакете» с технологической помощью предустановленных идеологических, морально-этических, культурных и других установок (особенно активно этим «промышляют» США и страны Евросоюза), не должна акцептироваться ООН и ее структурными подразделениями […]»;

— Рекомендация, среди прочего, может содержать призыв к странам — членам ЮНЕСКО способствовать «сохранению, увеличению и распространению знаний» по этике ИИ, а также «поощрять сотрудничество народов во всех областях умственной деятельности».

Однако будем честны: неукоснительное следование указанным выше принципам, конечно, вряд ли возможно. Осознавая современные реалии межгосударственного сотрудничества на ведущих международных площадках, надежда выработать справедливый и сбалансированный документ по этике ИИ изначально представлялась не более чем иллюзорной.

Окончательно «убил интригу» откровенно волюнтаристский подход Секретариата ЮНЕСКО к учету и отражению в тексте проекта документа мнений и аргументов, входящих в Специальную группу экспертов: мнения и доводы «немейнстримовых» членов спецгруппы отвергались или просто игнорировались. Кроме того, на протяжении всей многомесячной экспертной работы складывалось впечатление, что некоторые ответственные сотрудники Секретариата, а также ряд якобы «независимых» экспертов из разных стран мира, фактически действовали в унисон и при этом с оглядкой на всем известные западные ИИ-гиганты, а не на Устав ЮНЕСКО.

Свое слово сказало и французское лобби в ЮНЕСКО. Пользуясь спортивной терминологией, французы выжали максимум из имевшегося у них преимущества «своего поля» (известно, что О. Азуле очень благосклонно относится к инициативам, исходящим из Елисейского дворца, что, в свою очередь, поддерживается на исполнительском уровне, на котором доминируют граждане Франции, замещающие около трети всего штатного состава ЮНЕСКО).

За, казалось бы, общими благими формулировками и призывами, по ходу документа обнаруживались идеи скрытого протекционизма в интересах крупного капитала. По всей видимости, эти же лица лоббировали появление в тексте Рекомендации прозападных политических установок, императивно подталкивающих страны — члены ЮНЕСКО к одному единственному алгоритму действий при реализации ключевых положений Рекомендации. В нарушение уставных принципов поддержки и защиты этнокультурного многообразия и самобытности мировому сообществу, далеко неоднородному по своей природе, предлагается ориентироваться на этические нормы, рамки и меры оценки работы систем ИИ, выработанные исключительно на базе неоднозначных неолиберальных правочеловеческих стандартов и ценностей.

Реклама

По этим и некоторым другим причинам текст проекта документа получился в целом несбалансированным и тяжеловесным как с научно-технической, так и с политико-правовой точек зрения.

На примере нешуточного внешнего воздействия на процесс разработки Рекомендации по этике ИИ становится все очевиднее, что нынешняя недостаточная вовлеченность нашей страны в продвижении собственных интересов в сфере ИИ и сквозных технологий на международной арене многократно умножает риски, связанные с развитием, применением и регулированием цифровых технологий в самой России. Пассивная позиция на политическом и экспертном уровнях, а также отстраненность отечественного бизнеса в среднесрочной перспективе грозят:

— потерей конкурентного преимущества и возможностей извлекать прибыль из российских наработок в сфере цифровых технологий;

— необходимостью реагировать «по факту», то есть подстраиваться под выработанные без учета российских национальных и бизнес-интересов решения международного сообщества по регулированию цифровой отрасли, отдельных ее элементов и технологий, прежде всего ИИ;

— частичной, а при неблагоприятном сценарии — полной потерей Россией своего цифрового суверенитета, включая широкие легальные возможности для иностранных владельцев ИИ-технологий проникать на внутрироссийский рынок с целью формирования поведенческих моделей и идеологических воззрений у россиян, извлекая при этом еще и огромную финансовую прибыль.

Таким образом, несмотря на не слишком оптимистичный вектор развития тематики ИИ в ЮНЕСКО, отстраняться и уж тем более отказываться от работы по этому направлению не стоит. Наоборот, представляется крайне важным вести дело к оперативной мобилизации всех имеющихся средств и возможностей, включая активное привлечение отечественного бизнеса, в целях наступательного продвижения объединенной российской ИИ-повестки в ООН и других ведущих международных организациях. России пока еще вполне по силам «вклиниться» в процесс формирования правил «игры» на глобальном цифровом рынке, например, путем формирования пула сторонников из числа стран, не испытывающих большого желания следовать в фарватере навязываемой «коллективным Западом» унифицированной модели цифрового развития.

Авторы выражают искреннюю благодарность за обсуждение вопросов, связанных с этикой ИИ в деятельности ЮНЕСКО: к.ю.н. Д.В. Огородову (Российская ассоциация международного права), к.ист.н. А.С. Лунькову (ИФП УрО РАН), к.э.н. А.В. Абрамовой (МГИМО), А.Г. Игнатьеву (МГИМО), к.ю.н. А.В. Незнамову (ПАО Сбербанк), А.А. Кулешову (МФТИ), к.т.н. П.М. Готовцеву (НИЦ «Курчатовский институт»), А.А. Ждановой (Сколтех).

М.Федеров, Ю.Цветков

https://russiancouncil.ru/analytics-and-comments/analytics/e... - цинк (по ссылке доступна полная версия статьи)

На мой взгляд, на фоне нарастающей фрагментации миропорядка и обострения глобальной конкуреции, сложно расчитывать, что такая импотентная структура как ООН, сможет выработать некий свод единых этических правил в общих, а не узкокорыстных интересах отдельных стран. Обтекаемые компромиссные резолюции конечно могут дать ООН и ЮНЕСКО способ сохранить лицо, но с точки зрения достижения каких-либо значимых практических результатов, подобные резолюции слишком хорошо известны своей никчемностью. На практике же, мировые лидеры в разработке систем ИИ продолжат действовать прежде всего исходя из своих интересов, а не неких неолиберальных глобалистских благопожеланий.

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх