Подробно о главном

9 967 подписчиков

Свежие комментарии

  • Vlad Иванов
    Статейка провинциального «эксперта» ни что иное как искажение жизненных и исторических фактов и жонглирование термино...Что погубило сове...
  • Валерий Комаров
    Поистине мудрые слова священнослужителя.Сталин - богоданн...
  • Rusik Rusik
    Социальное государство будет после Путина, или не будет никакого.Фраза И.В.Сталина...

Бумажные самолётики. Почему из украинской военной авиации уходят лётчики

Бумажные самолётики. Почему из украинской военной авиации уходят лётчики

Представитель командования Воздушных сил Вооружённых сил Украины Олег Гаврилко сообщил о массовом бегстве лётчиков из военно-воздушных сил. Одной из причин этого стала конкуренция ВСУ с МВД. Но есть у бегства лётчиков и другие причины.

«За два крайних года у нас уволилось около 140 лиц лётного состава. И в этом году планируют ещё более 40 человек уволиться», — заявил Гаврилко в интервью изданию «Донбасс.Реалии» (проект «Радио Свобода»*).

Как утверждало издание, в 2021 году из рядов ВСУ уволились пять лётчиков-истребителей, окончивших обучение в 2016 году. А это — половина выпуска.

Причина, как утверждают в руководстве ВВС, в основном внутренняя конкуренция с МВД.

Так, лётчик Воздушных сил ВСУ получает от 19 тыс. до 24 тыс. грн. (от 52 тыс. до 66 тыс. руб. — Ред.). Для сравнения — в Госпогранслужбе зарплата лётчика — 28 тыс. грн. (около 77 тыс. руб. — Ред.), Нацгвардии — 32 тыс. (около 88 тыс. руб. — Ред.), Службе по чрезвычайным ситуациям — 36 тыс. грн. (около 99 тыс. руб. — Ред.), а в Нацполиции и вовсе 50 тыс. грн. (около 137 тыс. руб. — Ред.).

Командир авиаэскадрильи в ВС ВСУ получает 28 тыс. грн. — около 77 тыс. руб. или столько же, сколько обычный лётчик-пограничник.

Для сравнения — командир авиаэскадрильи и Нацгвардии получает 41 тыс. грн. (около 112 тыс. руб. — Ред.).

Командир авиабригады ВС ВСУ получает 36 тыс. грн. — около 99 тыс. руб. — столько же, сколько лётчик в Службе по чрезвычайным ситуациям. В то время как командир авиабригады Нацгвардии, как утверждает издание «Донбасс.Реалии», получает 50 тыс. грн. — около 137 тыс. руб. — столько же, сколько лётчик в полиции.

Впрочем, сами лётчики утверждают: деньги не главное.

«Бумажные самолётики»

Главная причина, по которой он покинул Вооружённые силы Украины, отнюдь не зарплата, рассказал «Донбасс.Реалиям» Вадим Ворошилов — один из пяти лётчиков-истребителей, уволившихся в этом году.

«Я был начальником службы безопасности полётов. У меня было документации приблизительно 19 журналов и других планов, папок занятий с лётным составом по безопасности полётов. Однажды я подсчитал, что должен был проводить занятия 61 час в неделю при расчётном рабочем времени 41 час в неделю. Это только служба безопасности полётов. Есть ещё штурманская служба, воздушно-огневая и тактическая подготовка, и всё это должно проводиться с лётным составом», — рассказал он изданию.

Увольнения обостряют эту проблему: чем меньше людей, тем больше им достаётся бумажной работы.

Как заявил в интервью изданию один из офицеров 831-й гвардейской Галацкой бригады тактической авиации, ему бы очень хотелось уделять бумажной работе меньше времени. И больше — полётам.

«Очень много ненужной бумажной работы. Лётчик в среднем летает 40-50 часов в год. По сравнению с другими годами рост есть, но если брать другие государства и государства — члены НАТО, куда мы так стремимся, это смешные цифры», — заявил военный.

При этом ситуация осложняется и дежурствами. Несмотря на то что сегодня Украина не применяет пилотируемую авиацию в Донбассе, военные лётчики несут дежурства у зоны конфликта. Дежурят лётчики и в системе противовоздушной обороны страны.

Тот же лётчик Ворошилов в прошлом году отдежурил восемь месяцев, в позапрошлом — десять.

При этом никаких доплат за дежурство в зоне конфликта лётчик не получает. Он получает доплаты лишь за дежурства в системе ПВО — по 100 грн., или около 270 руб. за день. И то лишь за первую неделю.

Чтобы удержать лётчиков в армии, командование пошло по проверенному пути. Вместо повышения зарплаты в 2019 году решили вдвое увеличить срок первого контракта для выпускников.

Впрочем, командование пытается привлечь лётчиков такими «плюшками», как уменьшение срока службы для выхода на пенсию — до 20 лет, включая обучение, а также курсами иностранных языков, чтобы после ухода на пенсию военлёт мог найти своё место в гражданской авиации. Однако всё это только планируется.

Между тем через несколько лет украинская военная авиация столкнётся с ещё одной острой проблемой — летать будет буквально не на чем. Так, все пилотируемые аппараты в ВС ВСУ, за исключением учебно-тренировочных самолётов L-39 Albatros, были произведены в СССР.

К примеру, самый новый из самолётов базирующейся в Миргороде 831-й бригады произведён в 1989 году. И им подчас управляют те, кто родился годами позже.

В том же МВД технику хотя бы обновляют. Так, благодаря подписанному в марте 2018 года министром внутренних дел Украины Арсеном Аваковым и министром Европы и иностранных дел Франции Жан-Ивом Ле Дрианом соглашению Киев закупил 55 вертолётов Airbus Helicopters. И хоть позже оказалось, что почти половина из них — 21 единица — подержанные, но и они были изготовлены в 2007-2012 годах.

Катастрофическое состояние техники Воздушных сил ВСУ не раз становилось предметом обсуждения на Украине. Проблему подстёгивали и трагедии вроде крушения Ан-26 под Чугуевом в сентябре 2020 года.

Однако есть у бегства лётчиков и другие причины.

Лётчики, лишённые цели

Почти за месяц до материала издания «Донбасс.Реалии» авторитетное украинское онлайн-издание «Украинская правда» выпустило сюжет, посвящённый последнему оставшемуся на Украине самолёту Ту-160.

«Я присутствовал, когда резали первый самолёт. Я это дело не выдержал. Я ушёл с аэродрома. Но больше всего было обидно за второй самолёт, который резали. Вторым самолётом порезали в городе Прилуки самолёт, который пришёл с завода, и он пришёл в Прилуки — на нём два полёта совершили, налетал он 18 часов от момента своего создания до момента разделки. Слов нету. Остаются только горькие воспоминания», — рассказывал Александр Сливенко — бывший командир эскадрильи 185-го Гвардейского тяжёлого бомбардировочного авиационного полка.

Он напоминал, что по налёту эти машины рассчитаны на 25-30 тысяч часов. А срок их службы составляет до 45 лет, а то и больше.

С тех пор Сливенко не садился даже за руль автомобиля.

«Много чего напоминает, а этого не хочется. Так что лучше как-то ногами, пешочком. Самый большой аппарат, который у меня есть, — это велосипед. Я на нём везде и всюду», — рассказывал бывший лётчик журналистам.

Другой человек, в своё время сидевший за штурвалом Ту-160, — бывший командир эскадрильи Сергей Бычков — сообщил журналистам, как испытывал самолёт на предельную скорость, «хулиганя» в небе над Северным полюсом.

«Летают. В России. Они (Ту-160 — Ред.) — нужны. А нам… Первое, почему резали эти самолёты, потому, что Украина, чтобы её и в Евросоюз приняли, и кредиты давали, первое, что подписала с Европой, — это отказ от ядерного оружия. И эти самолёты были не нужны совершенно. Без ядерного оружия толку от них никакого. История такая, да», — с грустью отмечал Бычков.

Нынешние украинские военные лётчики если и видят Северный полюс, то лишь когда подвозят топливо на датскую базу на север Гренландии. Эта операция носит громкое название — «Северный сокол». Но по сути это лишь доставка топлива на Ил-76 — самолётах, тоже доставшихся Украине в наследство от СССР.

Военные лётчики независимой Украине были не так уж нужны. На какое-то время положение дел изменила война в Донбассе. Впрочем, не все лётчики согласились воевать против своих сограждан.

Те же, кто остался, не только не избежал позора, но и столкнулся с различными видами расстройств.

Так, в 2018 году в Николаеве застрелился бывший пилот штурмовика Су-25 299-й Николаевской бригады тактической авиации Владислав Волошин. В 2015 году ряд СМИ объявил о причастности Волошина к крушению 17 июля 2014 года самолёта Boeing-777 «Малайзийских авиалиний», летевшего рейсом MH-17 из Амстердама в Куала-Лумпур.

И хотя некоторые украинские СМИ утверждали, что Волошина довели до самоубийства из-за занимаемой им должности — он был и.о. директора Николаевского аэропорта, ряд наблюдателей не исключали и версию посттравматического стрессового расстройства.

После того как Минскими соглашениями в небе над Донбассом было запрещено использование боевой авиации, взгляды украинского командования обратились к беспилотникам. Украина не только активно применяет их в Донбассе, но и планирует усилить ими и другие направления.

«Комплексы Bayraktar TB2 на порядок усилят способность Военно-Морских Сил Украины в защите южных рубежей нашей страны. <…> Ожидаем, что катера, корветы, противокорабельные крылатые ракеты Р-360 "Нептун", морская авиация с Bayraktar TB2 и береговая оборона станут единой системой сдерживания агрессии Российской Федерации и защиты интересов Украины на море», — заявил 16 июля замминистра обороны Украины Александр Миронюк, рассказывая о турецких беспилотниках.

Новые дроны дешевле новых штурмовиков и истребителей. Да и их операторы не рискуют жизнью, в отличие от лётчиков. И хотя БПЛА не могут полностью заменить пилотируемую военную авиацию, содержать последнюю Украине не по карману.

В сложившейся ситуации нет перспектив и для украинских военных лётчиков, и так уставших от замены часов налёта «бумажными» часами и низкой зарплаты.

* СМИ, выполняющее функцию иностранного агента.

Георгий Лучников

Бумажные самолётики. Почему из украинской военной авиации уходят лётчики


Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх
,,