Подробно о главном

9 856 подписчиков

Свежие комментарии

Стратегическое партнёрство Белоруссии и Китая – есть ли подвох?

Стратегическое партнёрство Белоруссии и Китая – есть ли подвох?

«Железное братство и всепогодное сотрудничество»

Белорусско-китайские отношения можно охарактеризовать как «железное братство и всепогодное сотрудничество», сказал в октябре 2020 года Александр Лукашенко.

На фоне событий последнего полугода такие эпитеты не кажутся чем-то удивительным. Пекин первый поздравил Лукашенко с победой на президентских выборах в августе прошлого года и неоднократно заявлял, что поддерживает усилия официального Минска «по защите национальной независимости», выступая против вмешательства извне во внутренние дела Белоруссии.

КНР, как и Россия, была одной из немногих стран мира, которая встала на сторону белорусского президента. Об этом А. Лукашенко в очередной раз сказал на Всебелорусском народном собрании 11-12 февраля. Он особо подчеркнул стратегический характер партнёрства с Пекином. «Сотрудничество с Китаем стало одной из причин атаки Запада на Белоруссию в конце прошлого года, но нас это остановить не должно», – отметил белорусский президент.

Белорусско-китайские отношения за последние годы превратились в одно из ключевых направлений внешней политики Минска. Особенно это стало заметно после государственного переворота 2014 года на Украине. Белоруссия интересна Пекину как один из элементов движения китайских товаров в Европу в рамках мегапроекта «Один пояс, один путь».

В Минске же рассматривают возможность не только заработать на экономической экспансии КНР, но и получить козыри в продолжающихся годами переговорах с Москвой. Со временем стало очевидно, однако, что играть с Пекином не на его условиях практически невозможно, и многое из того, на что рассчитывали в Минске, осталось на бумаге.

В своём стратегическом партнёрстве с КНР Белоруссия всегда ставила на экономику. В некоторых случаях Минску удалось получить определённый положительный результат, хотя полностью белорусско-китайское торгово-экономическое сотрудничество себя не оправдало.

При финансовой поддержке китайских банков в Белоруссии реализуются или уже реализованы более 30 крупных проектов в области транспорта, энергетики и промышленности на сумму около $ 8 млрд. Китай стал одним из основных торговых партнёров республики. Правда, к 2020 г. на долю КНР приходилось всего 2 % белорусского экспорта и 9,65 % импорта. Основной статьёй белорусского экспорта являются минеральные удобрения. У Белоруссии отрицательное торговое сальдо с Китаем (на 2020 год $ 2,5 млрд). Для сравнения: с Россией у Белоруссии отрицательное сальдо $ 2,8 млрд, но на Россию приходится почти 50 % белорусского товарооборота.

Торговые отношения с Китаем не вдохновляют белорусских экономистов, но не смущают идеологов, которые рассчитывают в обозримом будущем нарастить товарооборот с КНР. Официально это делается в целях диверсификации внешней торговли и снижения зависимости от РФ.

Китай за последние годы стал одним из основных кредиторов Белоруссии (после России). К 2019 году Минск привлёк из КНР около $ 3,6 млрд, или 18 % всех заимствованных республикой средств. Именно Китай, а не Россия участвовал в строительстве индустриального парка «Великий камень», который официальный Минск нередко называет своей визитной карточкой. КНР помогла также Белоруссии стать страной, производящей легковые автомобили (завод «БелДжи», где около 40 % принадлежит китайцам).

К числу основных причин укрепления белорусско-китайских отношений относится и сотрудничество в области ВПК (участие китайской стороны в создании белорусской РСЗО "Полонез").

Были в Белоруссии и провальные проекты с участием Китая; можно вспомнить проблемы с поставками оборудования на Минскую ТЭЦ-5, недостроенный китайцами завод беленой целлюлозы в Светлогорске. Однако важнее сфера политики. Здесь Минск хочет видеть в Пекине не просто партнёра, а своеобразный противовес и России, и странам Запада.

Ещё в период противоречий, возникавших между Минском и Москвой в 2008-2010 годах, Белоруссия активно привлекала к сотрудничеству китайских партнёров, стремясь заменить ими Россию. Примером может служить соглашение «О финансовом сотрудничестве в приватизации и привлечении китайских инвестиций в Белоруссии в 2011–2013 годах», согласно которому Пекину предоставлялись условия не менее льготные, чем РФ в рамках Союзного государства.

В мае 2015 года состоялся визит в Минск председателя КНР Си Цзиньпина, подписавшего с Александром Лукашенко Договор о дружбе и сотрудничестве. В сентябре 2016 года белорусский лидер побывал в Пекине, результатом чего стала договорённость об установлении «доверительного всестороннего стратегического партнёрства и взаимовыгодного сотрудничества». Подобный уровень отношений Китай ранее поддерживал лишь с Россией, Великобританией и Пакистаном.

С этого момента в глазах белорусского руководства Пекин окончательно превратился в одного из важнейших защитников существующего в республике положения вещей. В Белоруссии считают, что достигнутый уровень двустороннего сотрудничества стал возможен лишь благодаря личным отношениям Лукашенко и Си Цзиньпина. Об этом в начале февраля заявил первый заместитель премьер-министра республики Николай Снопков: «Белоруссия и Китай установили стратегическое партнёрство благодаря дружбе лидеров двух стран и искренности».

Приоритетность отношений с Китаем стала для официального Минска ещё более значимой после того, как Пекин поддержал Лукашенко во время президентских выборов 2020 года. Фактически только Россия и Китай не позволили Белоруссии оказаться в международной изоляции.

Вместе с тем в белорусской столице, стремясь заручиться поддержкой Китая, видимо, предпочитают не задумываться о том, что КНР обратила особое внимание на Белоруссию не потому, что видит в ней серьёзного торгово-экономического партнёра, а в силу сложившейся в Восточной Европе геополитической обстановки. Из-за проблем на Украине Пекин был вынужден пересмотреть планы прокладки своего транспортного пути в Евросоюз, сделав упор на Белоруссию. Кроме того, стабильность, о которой так много говорят в Минске, является для Китая дополнительным стимулом поддерживать существующее в республике положение вещей. Пекину нужна спокойная площадка для экспансии на рынки ЕС и ЕАЭС.

Нельзя отрицать и того, что Белоруссия имеет для КНР определённое значение с точки зрения конкуренции на постсоветском пространстве с РФ. Постепенное расширение своего влияния в РБ вполне может быть использовано Пекином как инструмент в переговорах с Москвой в областях, далёких от белорусских проблем.

Белорусско-китайские отношения действительно можно назвать стратегически важными для обеих стран, но считать, что Белоруссия сумеет заменить ими своё партнерство с Россией, нельзя. 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх