Последние комментарии

  • ztym
    xaxaxaaa , i  tak  sowiet  dla  ,,zpada,,  -  nie  roj  drugomu  jamy    Турецкая месть Европе началась
  • Максим
    В 1999-2000гг штатники бомбили ЛЭП Югославии графитовыми бомбами. Результат почти тот же. Знают... и боятся... своего...Главная угроза существованию США названа в Конгрессе
  • Анатолий Крючков
    Пока у власти представители класса российской, продажной, буржуазии, возможно превращенияе России в колонию правителе...В этот раз будут добивать: Второй «перестройки» Россия не переживет

Казань против Соловьёва

Что стоит за конфликтом телеведущего с национальной республикой?

Татарстан объявил войну тележурналисту Владимиру Соловьёву – причём, сделал это на всех уровнях: от официальной позиции так называемого «казанского Кремля» до язвительных жалоб местных правозащитников и злобной истерии в республиканских соцсетях и телеграм-каналах.

Наблюдая за этим конфликтом, кажется немного странным, что какой-то один телеведущий, каким бы примелькавшимся и набившим оскомину он не был, может вызвать у целой национальной республики такую монолитную и единодушную ненависть.

Ну да, хамоват. Да, собрал под темно-эфирными сводами своей вечерней передачи выводок себе подобных экспертов. Да, изо всех сил имитирует патриотизм там, где никакого подлинного патриотизма нет и, по всей видимости, быть не может. Но разве изо всего этого следует, что «великий татарский народ» должен теперь как один подняться и возжелать сжить несчастного Соловьёва со свету?

Прорвало плотину ненависти: кого в Татарстане считают «абсолютным злом». Как хотите, но здесь что-то не так. Каким бы ни был Владимир Рудольфович невоздержанным на слова, он никогда прежде не задевал Татарстан – в отличие от того же Владимира Вольфовича Жириновского, частного гостя его передачи, который любит порассуждать о Казани, «заваленной федеральными деньгами», и о языках, чей ареал распространения заканчивается через 100 километров. А вот для Соловьёва, обыкновенно витающего гибким соловьёвским умом в немыслимых геополитических высотах, татарстанская тема ещё вчера выглядела слишком мелкой. Можно сказать, что в своих «космических войнах», с азартом и пылом ведущихся то с Киевом, то с Вашингтоном, то с Брюсселем, Владимир Рудольфович и вовсе не думал о какой-то там затерянной на российских просторах Казани. Чего не скажешь о самой Казани, где, как теперь выясняется, о нём напряженно думали. И, дождавшись подходящего случая, ударили по бедному «пропагандисту» изо всех информационных батарей, словно вдруг прорвало плотину долго и с трудом скрываемой ненависти.

Но кому адресована эта ненависть – разве только лишь одному Соловьёву? Обвинения, брошенные в лицо телеведущему – «лакей», «путиноид» – как бы подразумевают, что журналист российского телевидения служит некоему «абсолютному злу» – видимо, гораздо более страшному, чем он сам. И это зло в откровениях гражданина Хасанова из Татарстана (приславшего свои сообщения в прямой эфир «Вестей ФМ», где в это время выступал Соловьев) в принципе, даже названо по имени. Имя ему – Владимир Путин. Президент Российской Федерации, не продливший в 2017 году договор о разграничении полномочий между Москвой и Казанью, отменивший обязательное изучение татарского языка в республиканских школах и осмелившийся (хотя и очень осторожно) заступиться за русских, живущих в этой суверенной республике – вот истинный адресат информационной атаки, предпринятой сегодня из Казани.

Однако и Путиным, как мне представляется, здесь всё не исчерпывается. За выпадами, пусть и замаскированными, против главы российского государства, стоит еще одна застарелая и тщательно взлелеянная местными татарскими националистами ненависть. Это ненависть к России, по старинке представляемой ими чем-то вроде «тюрьмы народов» и безнадёжно отсталой империи, которая одна только и сдерживает триумфальное шествие угнетаемых ею малых этносов в светлое будущее.

Но, разумеется, ни «казанский Кремль», ни пресловутый татарстанский правозащитник Еркен Сарсембаев, яростно требующий наказать телеведущего Соловьёва и возбудить против него уголовное дело по печальной памяти 282-й «русской» статье, никогда не скажут этого вслух. До тех пор, пока Москва сильна и по-прежнему осыпает Казань преференциями, выводящими ее на одно из первых мест по креативности, инвестиционной привлекательности и уровню развития – они просто этого не посмеют. Им легче тыкать негодующими перстами в бывшего «филиппинского бизнесмена» и иудея по вероисповеданию Владимира Рудольфовича, который по иронии судьбы (и, возможно, несколько неожиданно для себя) стал вдруг ответчиком за Путина и за всю Россию, чем раскрыть свои нехитрые карты.

Рубеж 2020 года: казанский Кремль готовится к выборам. Кстати, на современной политической карте РФ суверенный Татарстан представляет собой всего лишь незначительное пятнышко площадью около 68 тысяч квадратных километров (что из 17 млн российских кв. км явно немного). Не сразу и различишь его, стиснутого где-то между Оренбургской областью, Башкирией и Чувашией. И кажется тем более удивительным, что у этого «пятнышка» есть свой президент, своя конституция, свой кремль, свои министры и свой парламент. Этими политическими игрушками (в их нынешней модификации) здесь обзавелись в эпоху Минтимера Шаймиева, когда татарстанская республиканская знать в союзе с радикальными националистами впервые попыталась разыграть собственную игру против слабой (о ту пору) Москвы. Подчеркнем: речь идет об интригах, признанными мастерами которых показала себя именно татарская политическая верхушка, вдохновляемая бывшим первым секретарем татарского обкома КПСС Шаймиевым. Что же до татарского народа в целом, то он, живущий, как известно, не только в Татарстане, но и на всём протяжении большой страны от Москвы до Сибири, об этих манипуляциях вряд ли что-то знал.

На эту тему написано достаточно статей (и недостаточно – серьезных исследований), и я в моём кратком обзоре не стану повторяться. Скажу лишь, что славословия в адрес «мудрого Шаймиева», не допустившего в 1990-е годы чеченский сценарий в бывшей Татарской АССР, представляются мне не вполне заслуженными. Вероятно, Минтимер Шарипович просто посчитал, что открытая война с Москвой, как на Северном Кавказе – нерентабельна и коммерчески невыгодна там, где можно мирно выторговать себе местную полноту власти и заодно всю республиканскую нефть.

Пока Россия ещё длила свое политическое бытие, с ней не стоило воевать – наоборот, расточая перед Москвой изъявления лояльности, её следовало «доить», добиваться привилегий и льгот, создавать из Татарстана экономически успешный анклав – то есть, взять от «проклятой тюрьмы народов» всё, что она сможет дать, чтобы потом, когда эта страна наконец-то развалится на неравные части (а в неизбежном распаде РФ в то время мало кто сомневался), выйти из этого распада с честью, с деньгами и с гордо поднятой головой. Этот простой расчет, видимо, достался по наследству и преемнику Шаймиева – второму президенту «независимого Татарстана» Рустаму Минниханову.

Какие только политические сны и прожекты втайне не лелеяла Казань в эти годы! Пока путинская Москва отстраивала вертикаль власти, шаймиево-миннихановская столица грезила об утраченном величии Казанского ханства и Золотой орды, где русские были всего лишь жалкими данниками и вассалами. В этих фантазмах не было, по сути, никакой России, а была лишь «великая Тартария», щедро раскинувшаяся на всю евразийскую ширь. Подобным мечтам можно было бы улыбнуться, если не вспоминать, что аналогичные альтернативные версии российской истории выдвигались в свое время и Киевом – с той разницей, что место Тартарии здесь занимала «великая Киевская Русь». Известно, чем это закончилось на Украине, где в школах теперь проходят свою, украинскую версию истории, преподаваемую исключительно на украинском языке. Но вот чем это закончится в Татарстане?

На пороге 2020 год – важная для официальной Казани веха, когда в Татарии будут переизбирать действующего президента Рустама Минниханова. Понятно, что в казанском Кремле в связи с этим нервничают и продумывают возможные ходы. Согласно московской стратегии, институт президента Татарстана – единственный из сохранившихся политических рудиментов 1990-х годов – будет полностью упразднен. Отныне лидер республики будет называться, как и во всех прочих российских субъектах, главой региона. Не исключено, что этот глава – по аналогии с Радием Хаибировым, успешно победившем на недавних губернаторских выборах в Башкортостане – придёт в казанский Кремль извне, из Москвы, хотя и будет при этом этническим татарином. Доверия к местным политическим кадрам, заигравшимся в «золотоордынские» прожекты, у федерального центра, скорее всего, осталось немного.

Что же следует делать Казани, чтобы сорвать московский сценарий? Очевидно, следует срочно обидеться, по обыкновению изобразив в республике общественные волнения и козни «страшных татарских националистов». Повод для этого как раз представился (надо думать, совершенно случайно) – прямой эфир Владимира Соловьева на радио «Вести FM». Понятно, что никакого уголовного преследования телеведущего ни казанские правозащитники, ни сам здешний Кремль не добьются, но волна «праведного гнева» будет поднята. Впоследствии в этот костёр надо будет всего лишь время от времени подбрасывать дров, чтобы его пламя не угасло до следующего Единого дня голосования. И заодно кое-кому в Казани не помешает потренировать свою ненависть на попавшем как кур в ощип Соловьеве, благо, он и в самом деле редко в ком вызывает искренние симпатии.

Федор Советов, любомудр и аналитик, Казан

Источник ➝

Популярное в

))}
Loading...
наверх