Подробно о главном

9 990 подписчиков

Свежие комментарии

  • Валерий Хальзев
    Россия выполняет обязательства по контрактам?Выполняет.Какие могут быть претензии?Европа движется к...
  • Валерий Хальзев
    Заколебали уже эти "борцуны"!!!!!!! Надо не бороться,а создавать условия для препятствия этому злу.Вспомните клас...13 идей по борьбе...
  • Валерий Хальзев
    Милонов придурок-старая истина говорит,что надо не переставлять кровати,а менять персонал!!!!!!Из пиджаков в сюр...

Скоро мы все в Украине станем террористами

Скоро мы все в Украине станем террористами

В четверг, 26 августа, Кабмин утвердил изменения в законы о борьбе с терроризмом и об СБУ. Если парламент их примет, террористом смогут сделть любого неугодного властям гражданина или организацию. И теперь не по произволу, как это делалось ранее, а по закону.

Терроризм сегодня

Имеющийся закон Украины «О борьбе с терроризмом» определяет террористическую организацию как устойчивое объединение трех и больше лиц, созданное с целью осуществления террористической деятельности, в рамках которого осуществлено распределение функций, установлены определенные правила поведения, обязательные для этих лиц во время подготовки и совершения террористических актов. Организация признается террористической, если хотя бы одно из ее структурных подразделений осуществляет террористическую деятельность с ведома хотя бы одного из руководителей (руководящих органов) всей организации.

Итак, должна быть структура с разделением функций, что нужно доказывать в суде. Ничем подобным украинские прокуроры в отношение ДНР и ЛНР не занимаются, но лишь констатируют это как факт, который суды должны принять на веру. Обычно и принимают, но если есть грамотный и смелый адвокат, то такой номер может и не пройти. Нужно доказать, что руководство организации в курсе террористической деятельности своих подчиненных.

Руководство ИГ* или «Аль-Каиды»* специально выступает, чтобы взять на себя ответственность за теракт. Это и есть доказательство. А как доказать в случае ЛДНР? Взять показания у глав республик Донбасса? Если они не в курсе, то организация не террористическая, даже в случае совершения теракта ее членом.

Но ключевое — понятие террористической деятельности. В существующем законе — это планирование, организация, подготовка и реализация терактов (либо вербовка, вооружение, финансирование террористов и пропаганда терроризма). То есть террорист должен осуществить теракт. Нет теракта или подготовки к нему — нет терроризма.

А теракт — согласно закону, применение оружия, совершение взрыва, поджога или других действий, если таковые были совершены в целях нарушения общественной безопасности, устрашения населения, провокации военного конфликта, международного осложнения или с целью влияния на принятие решений или совершения или несовершение действий органами государственной власти или органами местного самоуправления, или привлечение внимания общественности к определенным политическим, религиозным или иным взглядам виновного террориста.

Короче говоря, прокурор в суде должен доказать, что действие было совершено с целью устрашения, провокации, влияния на принятие решения и т.д. Т.е. если террорист захватывает самолет с заложниками и требует освободить из тюрьмы своего соратника в обмен на этих заложников, цель ясна и доказывается легко.

Блокировка «Минска-2» без последствий для Украины

А как доказать в суде, с какой целью Народная милиция ДНР выстрелила из миномета по позициям ВСУ? С целью провоцирования международного конфликта или с целью защиты населения Донецка от ВСУ?

Официальные лица ДНР в своих выступлениях заявляют второе. Тогда даже если как-то докажут террористический умысел конкретного военнослужащего ДНР (такие случаи бывали, осужденные за терроризм на Украине есть), из этого не следует, что вся организация ДНР — террористическая, поскольку нет никакой возможности доказать, что теракт был произведен с ведома Пушилина или кого-то еще.

Это тупик, который не позволяет в текущей формулировке закона признать ДНР и ЛНР террористическими организациями, а также не позволяет судить за терроризм сочувствующих им людей. Судить-то судят, конечно, но не по закону, а по произволу, фашистски, но даже так приговоры по такой статье очень редки — чаще всего это либо самооговор под давлением, либо годы постоянно откладываемых судебных заседаний. Для того чтобы суды принимали «правильные» решения, их кошмарили с помощью нацистских банд. А как быть теперь?

Поменять формулировку закона на следующее:

«Организация признается террористической, если хоть одно лицо, являющееся членом или имеющее другую связь с этой организацией, совершает террористическую деятельность, при условии, что эта деятельность охватывается умыслом хотя бы одного из организаторов или руководителей, или конечного бенефициарного собственника».

Так все ставится с ног на голову. Если хоть один член организации осужден за терроризм, организация автоматически признается террористической. Но членство доказать непросто, в ДНР и ЛНР нет членских билетов, поэтому дописан пункт «имеющее другую связь». Какую это «другую»? Обычно такие нормы законов называются бланкетными и отсылают к другому закону, где эта «другая связь» подробно раскрывается. Например, «иное содействие террористической организации» в ст. 258-3 УК Украины отсылает к рассматриваемому нами закону о терроризме, где написано, что «иное» — это вербовка, обучение, финансирование, пропаганда терроризма и т.д. Таким образом, журналисту, который взял интервью у главы «Талибана»*, нельзя предъявить статью «иное пособничество терроризму» — в законе нет такой формы пособничества. Именно поэтому ни одного из десятков журналистов на Украине, которых годами судят в том числе по этой статье, так и не осудили. Но имеет ли «другую связь» журналист, который позвонил в пресс-службу условного Пушилина, чтобы договориться об интервью? А в зависимости от внутреннего убеждения судьи.

Если раньше руководитель организации должен был быть в курсе произведенного подчиненным теракта (что в случае ЛДНР недоказуемо), то сейчас речь идет об «охватывании умыслом». Формулировка настолько неконкретная, что сейчас даже сложно предположить, как следователи и прокуроры будут ей пользоваться на практике. Скорее всего, покажут какое-нибудь выступление руководства республик со словами о том, что надо освободить всю Украину, и тем самым объяснят связь умысла начальства и конкретного действия бойца Народной милиции, который выстрелил из миномета по позициям ВСУ.

Другой вариант признать ЛДНР террористическими организациями по новому закону — найти какого-нибудь чиновника ЛДНР, уже заочно осужденного за терроризм (ту же Майю Пирогову из Министерства информации ДНР, из-за наличия которой в ТКГ Украина отказывается продолжать переговоры в рамках Минска). После этого Украина отказывается от переговоров вполне официально, а ООН со своими претензиями отправляется куда подальше, поскольку, извините, но есть решение суда. Нет, Киев не станет выходить из Минских соглашений. Он просто скажет, что решение суда не позволяет ему говорить с ЛДНР, но он готов к переговорам с Россией. Не являющаяся согласно «Минску-2» стороной конфликта Россия на такое не пойдет, и все — перспективы завершить войну исчезают окончательно, что и требуется для защищающего свою собственность правящего класса Украины.

Мы все — террористы

Но самая отличная формулировка касается «конечного бенефициарного собственника». И это уже явно не про ЛДНР, а про официально зарегистрированные на Украине организации — партии, общественные движения и бизнес-компании.

Например, СНБО наложил санкции на Тараса Козака за «финансирование терроризма». Поскольку человека не территории Украины нет, проводится заочное судебное заседание с нужными судьями, и он признается виновным по ст. 258-5 УК Украины (финансирование терроризма). Если новый закон позволит суду признать ЛДНР террористами, то «другая связь» с ними позволит признать таковым и Козака, и любого другого, кого будет нужно властям. Козак — член партии ОПЗЖ, значит, после решения суда СБУ внесет партию в список террористических организаций, запретит ее деятельность и конфискует все активы. То же самое и по той же схеме можно будет проделать и с другой оппозиционной силой — Партией Шария. Тем более никто не отменял подосланных провокаторов, которые могут такую «другую связь» сконструировать.

Для упрощения конструирования таких связей вместе с законом о терроризме собираются принять и обновленный закон об СБУ. Он позволит спецслужбе «неограниченно и безоговорочно» получать доступ ко всем информационным и аналитическим ресурсам, реестрам, базам данных. Защита персональной информации? Нет, не слышали.

А еще СБУ позволят негласно перемещать «лиц и предметы» через государственную границу, входить в помещения, на участки, опрашивать лиц, получать документы, имущество. Кое для чего разрешение суда таки понадобится, но на основании всего лишь «сжатого пояснения» и не более того.

С 2025 года функции досудебного следствия СБУ лишится в пользу ГБР, но таким хитрым способом, что следователи СБУ просто перейдут на работу в ГБР. То есть если сейчас на эсбэушников теоретически можно пожаловаться в Госбюро расследований, то с 2025-го это станет просто бессмысленным.

А еще СБУ дадут возможность обделывать часть своих делишек без контроля и отчета. Контора сможет зачислять в свой бюджет деньги от деятельности структур прикрытия и использовать их для «выполнения задач и осуществления функций». Пример — ЦРУ, которое уже хватали за руку за тайное от правительства проведение спецопераций на деньги от наркотрафика. СБУ будет действовать точно так же, как «государство в государстве».

Так и происходит финальное оформление фашизма в Украине, когда спецслужба получает практически неограниченные и никем не контролируемые права по преследованию в стране инакомыслящих и политических противников режима и президента.

* Организации, запрещенные на территории РФ

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх