Подробно о главном

9 990 подписчиков

Свежие комментарии

  • Александр Раевский
    С русофобскими выходками в Средней Азии пора заканчивать!!! Каждый подобный случай должен "больно ударить" по мигрант...Русофобия не знае...
  • Анатолий
    Заодно не мешало бы латвийским националистам и местным русофобам-антисоветчикам подсчитать сколько средств потрачено ...Правительство Лат...
  • Александр Бабков
    А ведь им объясняли когда только речь пошла о третьем пакете!Прав Лавров дебилы б...ьПояснения на паль...

Герой без награды

Герой без награды

Тут подняли тему 

 необходимости награждения адмирала Касатонова званием героя России.
Конечно, крайне удивительно, что адмирал спасший для РФ большую часть Черноморского Флота, был обойден этим званием ранее.

Как адмирал Игорь Касатонов флот спас

Ровно 25 лет назад, в январе 1992 года, командующий Черноморским флотом, русский патриот и коммунист адмирал Игорь Касатонов спас его для России. В начале января 1992 года президент Украины Кравчук требовал, чтобы Черноморский флот принял присягу Украины. Адмирал Касатонов ответил: «Нет!».

Как адмирал Игорь Касатонов флот спас

… В истории 90-х ещё остаются белые пятна, и одно из них – судьба Черноморского флота, который тогда был «яблоком раздора» между Россией и Украиной. Кто и как себя вёл в той накалённой до предела обстановке, в этом материале рассказывает адмирал Игорь Касатонов, на тот период – командующий Черноморским флотом.

- Сколько адмиралов Касатоновых на белом свете, Игорь Владимирович?


- Да не так уж нас и много. Трое. Кроме меня, ещё Владимир Львович, адмирал, начальник штаба Тихоокеанского флота. Мой племянник. Но главным, конечно, был Владимир Афанасьевич, Герой Советского Союза, командующий Балтийским, Черноморским и Северным флотами. Мой отец. Надо ещё деда упомянуть. Пусть он и не адмирал, а унтер-офицер, но ему стоит памятник, как полному Георгиевскому кавалеру. И Беленихинская средняя школа в Белгородской области, откуда дед родом, носит его имя. Он служил в разведке лейб-гвардейского уланского полка и преуспел в добывании вражеских «языков».

Отец попал на флот в семнадцать лет, окончил в Ленинграде училище имени М.В. Фрунзе, был штурманом, командиром подводной лодки на Дальнем Востоке, командовал дивизионом «Щук». Когда началась война, он уже был командиром отдельного дивизиона подлодок Балтийского флота.

В 1955 году тогдашний министр обороны Георгий Жуков назначил отца командующим Черноморским флотом. С ним и я попал в Севастополь, поступил в Высшее военно-морское училище имени Нахимова в 1960 году. Окончил его с «отличием» по специальности «ракетное вооружение».

- То, что отец командовал флотом, помогало успешной учёбе?

- Интересуетесь, не был ли я блатным? Никто не посмел бы делать поблажек, да и я не стал бы ими пользоваться. Всё было на общих основаниях: жил в кубрике на сто человек, увольнения – раз в неделю по выходным. Да и служил позже, начиная с лейтенанта, поочерёдно на всех положенных на флоте должностях, вплоть до адмирала.

В 1982 году был переведён в Полярный, назначен первым командующим только-только созданной Кольской флотилией. Хозяйство досталось немалое: полторы сотни кораблей, береговые ракетные полки, авиация, 22 тысячи личного состава…

- Так и оставались на Севере, пока ГКЧП не грянул?

- К тому моменту уже три года был первым замом командующего Черноморским флотом, который возглавил в сентябре 1991 года.

- Вы ведь подчинялись верховному главнокомандующему Горбачёву?

- Ни разу в жизни с ним лично не встречался. Не хочу говорить об этом человеке и сегодня, поскольку хороших слов для него нет, а ругаться не люблю.

- Вас чем он обидел?

- Не меня, а армию и флот. И не обидел, а поставил в страшное положение, когда после развала СССР за границей оказались 2,5 млн. военных, семь округов, три стратегических направления и три группы войск… Всё пошло прахом! И Черноморский флот, который базировался на территории Украины, объявившей в августе 91-го независимость, могла постигнуть такая же участь.


В тот период флот насчитывал 833 корабля, на которых служили почти 100 тысяч офицеров и матросов. Я объехал все объекты и морские базы. Кроме Крыма они располагались в Измаиле, Очакове, Одессе, Батуми, Новороссийске. Вскоре полетел в Киев представляться Кравчуку. Он тогда председательствовал в Верховной раде, но собирался стать президентом Украины.

- И как вам Леонид Макарович?

- Сразу стало ясно: мы совершенно разные люди. Начиная с воспитания, заканчивая жизненными приоритетами и ценностями. Кравчук – чиновник опытный, политик прожжённый. Ему хватило несколько минут, чтобы понять: Касатонов не ляжет ни под него лично, ни под Украину. Я – русский в широком смысле слова. Родился во Владивостоке, учился в Ленинграде, жил в Москве, жена моя Юлия Александровна из семьи русских моряков, дочь адмирала Трофимова, командовавшего 8-й эскадрой ВМФ в Индийском океане…

- Значит, Кравчук вам ничего не предлагал?

- Он осторожно «прощупывал», а его заместитель Плющ без обиняков пёр напролом. Мол, не усложняйте, адмирал, мы с Ельциным проблемы уладим, флот отойдёт Украине, вы останетесь при прежней должности. Кроме меня, обрабатывали и командующих трёх округов – Киевского, Одесского и Прикарпатского. Предлагали не ориентироваться на Москву. Я объяснял, что у нас служат люди со всего Союза, они не присягали на верность незалежной Украине и разбегутся по домам. На это Кравчук отвечал: «Ну и пусть бегут…» Он был уверен, что всё, им задуманное, получится, и его сильно раздражали мои возражения.

Реклама

Ситуация и вправду выглядела странной. Москва упорно молчала, хотя и в Минобороны, и в Генштабе прекрасно знали, как давят на нас власти самостийной. Вместо чёткого приказа поступали абстрактные слова поддержки. Устав отбивать атаки политического руководства Украины, командующие округами генерал-полковники Чечеватов, Скоков и Морозов написали рапорта и уехали в Москву. Киев этого и ждал. На эти должности сразу же были назначены генералы из числа переметнувшихся. Таких хватало. В принципе, и я мог плюнуть и улететь в Россию. Но на кого я бы оставил флот? Уехать в тот момент – значит, предать Родину…

Кравчук требовал, чтобы 3 января 1992-го Черноморский флот принял присягу Украины. Вместе со всей группировкой флот насчитывал 700 тысяч человек. Я этого делать не стал, объявив 4 января флот российским и сказал, что подчиняюсь министру обороны Евгению Шапошникову и командующему ВМФ Владимиру Чернавину. Конечно же, мне на это никто не давал разрешения. Я взял ответственность на себя. По форме это был мятеж. В поддержку моих действий я получил сотни телеграмм от рядовых сограждан, а от руководства страны – ноль, никакой реакции. Окружению Ельцина было не до проблем нашего флота, люди власть делили! Дошло до того, что в декабре 1991-го Генштаб снял флот с довольствия, дескать, вы – отрезанный ломоть, на Украине базируетесь…

И Киев пытался назвать меня мятежником. Доходило дело и до реальных угроз жизни.

9 января 1992 года меня вызвали на заседание Рады. После моего выступления в зале повисла леденящая тишина. Но я знал, что за мной сила и правда. Говорил спокойно, уверенно. С трибуны я заявил, что требование принимать присягу чужого государства считаю преступным.

О моём выступлении написали газеты, в том числе российские. Тогда Ельцин, видимо, и проснулся, поняв, что можно вернуть фактически подаренный им Украине флот. После моего выступления на Всеармейском совещании в Москве в зале звучали долго несмолкаемые аплодисменты, так как все знали о моём отказе принимать украинскую присягу.

6 феврали 1992-го Верховный Совет России принял постановление о необходимости сохранения единого флота в Чёрном море. Я ведь даже не поднимал андреевские флаги. Без ведома и необходимости правовой базы это был бы популизм. И Черноморский флот пять лет ходил под советским флагом, с красной звездой, серпом и молотом.

- По сути, вы по личной инициативе организовали оборону Севастополя?

- Так получилось. Кто-то должен был. Можно сказать, это была третья оборона, если считать с Крымской войны 1854 года… Атаки тогда шли со всех сторон. Но я рад тому, что НАТО тогда прозевало всё, что можно. Тогда я инициировал принятие крымским парламентом Акта государственной самостоятельности республики Крым. Депутаты проголосовали за решение большинством голосов. Если бы Москва чуть-чуть поднажала, продемонстрировав политическую волю, Крым уже в 1992 году мог отойти России. Но этого тогда не случилось…


https://irkutsk-kprf.ru/world/1812-kak-admiral-igor-kasatono... - цинк

Не знаю, дадут Касатанову героя или нет (как по мне, он заслуживает быть отмеченным), но в чем точно уверен, памятник ему в Севастополе неприменно будет.
В критический момент поступил по совести в интересах будущего страны и не сбежал как другие в это крайне подлое время. Стоит также отметить, что его роль в принятии Конституции Крыма также важна. Именно опираясь на эту Конституцию, в 2014-м году формировалась правовая база для воссоединения Севастополя и Крыма с Россией. Так что часть трудов адмирала Кастанова имела отложенный исторический эффект.

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх