Подробно о главном

9 990 подписчиков

Свежие комментарии

  • Усталая Странница Вернулась Домой
    Если министерство образования не в состоянии определить линию самого важного, школьного, образования, то зачем оно во...Русским детям нуж...
  • Серж Южанин
    «Железный капут»....
  • Nikolai Baranixin
    Брать пример с Китая - и не только.Надо и самим шевелиться в деле удушения врагов. Не объявлять "недружественными", а...Литве кранты! Си ...

Откуда в СССР брался дефицит

Откуда в СССР брался дефицит

Это на самом деле интересный вопрос — откуда в СССР брался дефицит, если экономика плановая? Ведь если запланировано произвести 1 миллион шитгулей — значит, именно столько нужно для удовлетворения потребностей советских трудящихся, не больше и не меньше.

Или вы хотите сказать, что планы в СССР верстали вредители, которые специально планировали производить меньше потребностей, чтобы вызвать очереди, дефицит и недовольство советских трудящихся советской системой? Но тогда получается, что товарищи вредители сами пилили тот сук, на котором очень комфортно сидели.

Разумеется, всё было совсем не так. Никто там, наверху, не был себе врагом — и планы старались сверстать по-максимуму. Но при этом делали целый ряд системных ошибок — просто не понимая некоторые особенности функционирования сложных систем. Тут бы кибернетика помогла — да какая кибернетика, если наверху сидели в основном колхозаны да партийные карьеристы.

Почему-то в СССР план всегда был «напряженный». Считалось, что так наиболее эффективно используются средства производства. Ну и для пущей эффективности накидывали каждый год процент-другой — крутись, директор.

В результате рано или поздно наступал затык. Кто-то где-то план выполнить не мог.

Однако надо понимать, что затык наступал не по всей технологической цепочке, а на какой-то одной операции. Например, рассмотрим такой простой пример, как увеличение объемов ж/д перевозок. Когда были исчерпаны все прочие возможности (увеличение грузоподъемности вагонов и скорости движения), стали наращивать длину составов. И уперлись в длину станционных путей (это длина пути между входной и выходной стрелками). Можно было сделать мощнее локомотивы, больше вагонов… А ставить-то эти вагоны — некуда.

Но этого никто не учел. И попытка проталкивать составы увеличенной длины в определенный момент скачком привела к заторам. Ну потому что такой состав было просто невозможно убрать с основного пути — не хватало длины путей на станции. Состав пытались разбирать на части — но это всё требует времени и места. В общем, хотели как лучше — а вышло как всегда. Наращивали длину состава — еще вагон прицепили, еще вагон — эффективность росла, росла, а потом бац — и резкое падение.

Но поскольку причину этого падения никто не понимает — падение пытаются компенсировать, еще дальше двигаясь по схеме «увеличения эффективности», то есть цепляя еще больше вагонов к составу. И всё вообще рушится.

Это, похоже, системная ошибка — попытка растить «мелкозернистую эффективность», в рамках отдельного предприятия, причем без учета влияния на остальные звенья технологической цепочки. Такое можно делать, только если всё остальное идеально работает и имеет большие запасы прочности. Вообще же эффективной (а не только «экономной») должна быть экономика в целом — и даже более того, а не каждое отдельное предприятие.

Так как абсолютно надежных систем не бывает, надо сопоставлять лавину потерь в результате всяких «несчастных случаев» с выигрышем от борьбы за использование оборудования. И понимать, что надежность сложной системы отнюдь не определяется надежностью отдельных звеньев — гораздо важнее согласованность звеньев друг с другом.

Помните, я вам уже рассказывал, как инженеры из GM пытались модернизировать Ниву, когда делали из нее Шевроле? Как всем известно, одна из бед Нивы — слабый двигатель. Он слабее, чем мотор на китайской микролитражке Чери Кимо, да еще и характеристиками не блещет — например, он очень плохо тянет на низких оборотах, что для машины, ездящей в грязи, критически плохо — она просто всё время глохнет, и на ней трудно тронуться с места в гору или сидя в грязи, приходится газовать и жечь сцепление.

Откуда в СССР брался дефицит

Так вот, инженеры GM мигом заменили старый мотор мощностью в 81 кобылу на мотор от Опеля, мощностью в 125 кобыл. Он еще и легче, и компактнее, и характеристики у него гораздо лучше. И знаете, что вышло? Тут же начала лететь коробка передач, не выдерживая возросшего крутящего момента. Коробка-то — от Шитгулей, ее итальянцы проектировали под мотор Фиата-124 с мощностью, вы будете смеяться — 54 кобылы. Уже на 81 кобыле она полностью исчерпала все запасы прочности и кое-как работала как раз потому, что у мотора не хватало крутящего момента.

ОК, коробку тоже заменили. И тут же начала лететь раздатка. Раздатку тоже заменили — и тогда начали лететь мосты, они же у Нивы от тех же Шитгулей, рассчитанные на тот же убогий мотор, да еще и на колеса 13 дюймов — а на Ниву вкрячили 16-дюймовые колеса, это подняло крутящий момент.

В общем, в определенный момент инженеры GM поняли, что для того, чтобы модернизация сложилась, у Нивы надо заменить вообще всё — и получится, папапам — Сузуки Витара, она же Шевроле Трекер, которая у GM и так есть. После чего интерес к машине пропал.

Так вот производство — это еще более сложная система, чем автомобиль. Там нельзя просто так взять, и поднять выпуск продукта в каком-то одном звене — без влияния на другие звенья. И на каком-то этапе выясняется, что, как говорил один советский водопроводчик, «да тут всю систему менять надо».

Хотите примеров? Их есть у меня. Вот вам из интервью с директором завода РТИ (резино-технических изделий), при заводе для обеспечения работников мясом было собственное подсобное хозяйство. 

Да-да, это обычное дело в СССР — там даже в воинских частях были свинарники, солдатики возились со свиньями — иначе откуда взять мясо для столовой.

Вопрос: Какова себестоимость килограмма этого мяса?

Ответ: 

Не могу Вам сказать, такой подсчет сделать невозможно, потому что все делается за счет внутренних ресурсов завода (людей, техники и т.д.). Но издержки явно очень велики. По доброй воле мы этот совхоз никогда не стали бы держать. 1300 гектаров это очень много работы. 50 человек подсобное хозяйство отбирает, и трудятся они там полгода. У нас есть список тех, кто умеет работать шоферами, механизаторами. А тут в момент уборки у нас все грузовики горком партии отобрал! Работники горкома сказали — свой урожай как хотите убирайте.

Это вот — результат кустарных попыток залатать дыры, когда система перестает справляться. И демонстрация того, как небольшое воздействие — горком партии грузовики на заводе забрал для уборки урожая — приводит к катастрофе в другом месте.

Откуда в СССР брался дефицит

И лишь когда бесперебойность оказывалась жизненно необходимой, начальству приходилось усмирять свой дирижистский зуд. Поэтому никакого советского канбана (поставки точно в срок) на электростанциях не было, а были огромные угольные склады, где впустую лежали горы ценного топлива, которого в другом месте в это время могло не хватать.

Вот тут-то мы и подходим к вопросу, откуда брался дефицит, если всё выпускалось по плану.

Выпускалось-то выпускалось — а потом горами лежало на складе. И не потому, что на складе вредители — а потому, что механизм весь перекосило, логистика и распределение работали через задницу, истерическими рывками, как Нива, застрявшая в грязи.

Товарищ vlkamov тут ради интереса составил вычислительную модель несложной линейной экономики без обратных связей и запасов.10 министерств (переделов) по 9 заводов в каждом. Министерство 0 — добыча полезных ископаемых, остальные министерства 10, 20, 30, 40, 50, 60, 70, 80, 90 — обрабатывающие предприятия, каждое последующее использует в качестве сырья продукцию предыдущего. ВВП считается как сумма по всем заводам, ну а налоги изображает простой НДС.

Модель показала существенный дефицит конечного продукта даже при незначительных колебаниях производства.

При выполнении планов — результат в точности равен плановым показателям.

Но мы же понимаем, что в реальном мире всегда происходят неожиданности — где-то сломался станок, где-то запил уникальный мастер. В результате, предположим, одно из предприятий 80-го министерства (N 85) завалило работу, выдав лишь 90% плана (это от внутренней добавленной стоимости, а в стоимости выходного продукта выполнение плана составило 99%). Это повлекло недопоставку полуфабрикатов министерству 90, которое в свою очередь выполнило план пропорционально поставкам.

ВВП и НДС при этом снизились крайне незначительно, как говорится — ничто не предвещало. Падение готовой продукции — куда больше, хотя пока еще терпимое.

Но ситуация ухудшается, если срывы происходят на предприятиях, стоящих не в конце цепочки, а ближе к началу.

Скажем, влияние 55-го завода гораздо ощутимее — его 10% недовыполнения плана превращаются в 2% недопроизводства всего хозяйства (хотя казалось бы — 10% на одном из 90 заводов должны быть исчезающе малы).

А невыполнение плана заводом N 15 на те же 10% приводит к тому, что конечный продукт упал почти вдвое. Понимаете ситуацию? Это коллапс, катастрофа.

Это иллюстрация неустойчивости длинных цепочек «напряженных планов», свёрстанных «точно по потребности», без излишков и резервов. То есть того самого, что считается главным преимуществом советской плановой системы.

Вот и вторая причина, порождающая дефицит в плановой системе. Планировали без излишков — и получили обрушение производства почти вдвое при скромном сбое на одном из заводов, при этом почти половина произведенного сырья и комплектующих просто зависла в системе, не породив конечного продукта.

При этом надо еще понимать, что даже 2-процентный дефицит от всего производства — это, конечно, еще не экономическая катастрофа, однако следует учесть, что в административно-командной системе, провокативно называемой «плановой» свидетелями СССР, государство обеспечит конечным продуктом себя (то есть свой руководящий аппарат) полностью, а «быдло» — по остаточному принципу, в результате дефицит на уровне этого «быдла» будет уже далеко не 2%. Что сильно усугубит напряжение в обществе и положение руководства.

Но это мало кто понимал тогда — и понимает сейчас. Вот товарищ vas-s-al выложил доклад АН РСФСР «О путях повышения экономической эффективности общественного производства. Доклад Косыгину 1964». И там чудесное. Я посмотрел, какими методами предлагалось решать проблемы. Вычислительная техника встретилась два раза:

«Крайне медленно развертывается применение математических методов и вычислительной техники в планировании»

«Медленно развертывается применение математических методов и вычислительной техники в планировании»Всё. Автоматические машины упомянуты два раза:— что планы по автоматизации выполнены только наполовину;

— и в примере про импортный автоматический прокатный стан.

А так — кредиты, хозрасчет и прочая экономиксная лабуда — то есть советские академики предлагают всё те же механизмы , которые используются при обычном капитализме, для решения экономических проблем «социалистического хозяйства». Вам ничего тут не кажется странным?

Ну а фраза про то, что «планы выполнены только наполовину» — это вообще приговор советской «плановости». И демонстрация того же самого, что нам демонстрирует линейная модель, которую мы там выше разбирали.

Этот вычислительный эксперимент был доступен советским деятелям всегда. Счета немного — за несколько часов все это можно сделать вручную одним человеком.

Однако дефицит, вызванный в т.ч. «напряженностью планов», сохранялся.

ЗЫ. Существует эмпирическое правило, что система, загруженная более чем на 3/4 мощности — неработоспособна на длительном периоде времени. Это установлено опытом эксплуатации сложных систем — причем как инженерных систем, так и систем производственных.

Японская система «канбан» (которая реализует работу как бы без запаса комплектующих, когда все части поступают на сборку «точно в срок») — работоспособна только потому, что она имеет неявный запас в 1/4 в виде производительности работников, причем по всей цепочке. В результате, когда очередное комплектующее не успевают произвести в срок — система компенсирует этот затык увеличением производительности, и через некоторое время нагоняет план.

Японцы, испытывающие катастрофический дефицит сырья при избытке рабочей силы — решили резервироваться вот таким образом. Для них лучше терять в производительности труда, чем омертвить запасы.

СССР, в котором сырья завались, а работников нехватка (а те, что есть — валяют дурака) — вынужден был начать резервироваться складскими запасами. Ну а дальше система пошла вразнос — чем товар дефицитнее, тем больше его наваливают на склады, увеличивая дефицит еще сильнее. Помните, как у Райкина — «через завсклад, через товаровед — достал другой дефицит» ™

Материал: Proper специально для TopRu.Org

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх