Подробно о главном

10 281 подписчик

Свежие комментарии

Что происходит в Николаеве: Ждут ли тут русскую армию?

Николаев – город, где некогда Российская империя, а позже Советский Союз строили самые крупные боевые корабли. Сегодня он превращен в укрепрайон ВСУ, откуда ежедневно ведутся обстрелы соседнего Херсона, занятого российской армией.

Что происходит в Николаеве: Ждут ли тут русскую армию?

Какие настроения в Николаеве? Ждут ли там прихода русских? И что даст возвращение России в пришедший в упадок при самостийной Украине центр кораблестроения? Об этом в интервью «ПолитНавигатору» заявил участник николаевского Антимайдана, а ныне – военный корреспондент Юрий Барабашов.

ПН: Какая обстановка сегодня в Николаеве, чем живут люди, ждут ли освобождения или, наоборот, запуганы?

Ю.Б: В Николаеве, как и по всей Украине общество глубоко расколото. Есть большое количество людей, которые воспринимают режим, установившийся в стране после переворота 2014 года, как оккупационный и ждут освобождения. В то же время, большое количество людей напуганы войной, боятся за свою жизнь, свое имущество, и единственное выраженное их желание – чтобы война закончилась как можно поскорее с любым итогом.

Большинство ярых противников России – это люди, связанные с существующим киевским режимом и представители молодого поколения, которым пропаганда и система образования в течение многих лет прививали ненависть к России и русским.

И довольно успешно, даже невзирая на тот факт, что по происхождению эти люди и сами русские.

ПН: Почему не видна работа николаевских партизан, есть ли такие вообще?

Ю.Б: Николаевских партизан, как подполья в других частях Украины, ожидать не стоит. Большая часть людей, которые были готовы действовать активно против киевского режима, были разочарованы отказом России от поддержки движения Русской весны в 2014-м году, признанием действующей на Украине власти политическим руководством России, отсутствием какой-либо поддержки своих действий и устремлений.

Те же, кто на свой страх и риск пытались заниматься какой-либо подрывной, диверсионной и даже разведывательной деятельностью, столкнулись с противодействием не одной СБУ, а с объединенными усилиями мощнейших спецслужб Запада.

Поэтому подпольная деятельность энтузиастов была быстро подавлена еще в течение нескольких лет после переворота. А те, кто не желал принимать установившиеся на Украине реалии либо присоединились к борьбе против киевского режима в Донбассе, либо покинули территорию Украины.

Оставшиеся на территории сочувствующие России и не приемлющие украинскую диктатуру люди не готовы и не способны к активным действиям, так как понимают, что в случае выявления неминуемо последует расправа над их семьями.

Украинские «эскадроны смерти» и СБУ арестовывают, похищают и казнят без суда и следствия даже тех, кого подозревают в нелояльности, проводят активные мероприятия для выявления нелояльных граждан. Единственным способом сопротивления против режима, к которому активно прибегают сейчас сочувствующие России и надеющиеся на освобождение жители Украины, – предоставление информации о местах размещения личного состава и объектов ВСУ. И этим, надо заметить, приносят огромную пользу силам, задействованным в СВО.

ПН: Со стороны кажется, что наступление замедлилось. Если это так, то, как считаете, почему, какая обстановка на фронте?

Ю.Б: На сегодняшний день фронт протянулся на многие сотни километров. В то же время, количество задействованных в СВО сил со стороны Российской Федерации, ЛНР и ДНР сильно ограничено. С силами армий, задействованных на таком протяженном фронте во времена ВОВ, они просто несравнимы.

При этом ВСУ, находящиеся в обороне на укрепленных за много лет позициях, после многочисленных мобилизаций имеют кратное преимущество в живой силе перед наступающими, а держать оборону всегда легче, чем наступать. Поэтому, точно так же, как и во все времена, на любом протяженном фронте, активные действия ведутся только на ограниченном участке, на котором обе стороны сосредотачивают максимум сил и средств – для того, чтобы достичь стратегического преимущества.

Для того, чтобы наступать на нескольких направлениях сразу, потребовалось бы привлечения в разы больше средств и сил. Пока российская армия перемалывает украинскую в Донбассе, прогрызает многолетние укрепления, медленно, но движется вперед, на других участках фронта союзные силы успешно удерживают стратегически бесценный плацдарм на Правобережье в районе Херсона, отбивают контратаки противника в Запорожской области, не позволяя ВСУ прорваться к Крымскому перешейку.

То есть с точки зрения военной теории ситуация, наблюдаемая на Украине сегодня, как раз нормальная. Уникальность ее состоит лишь в ограниченном, если не сказать, слишком малом количестве средств и сил, при помощи которых решаются военные задачи подобного географического масштаба.

ПН: В чем важность освобождения Николаева?

Ю.Б: Николаев является одним из крупнейших городов Северного Причерноморья, крупным портовым городом. Овладение этим регионом открывает огромные перспективы для расширения морского импорта и экспорта для России и лишает этих возможностей Украину.

Сельскохозяйственный и транзитный потенциал Причерноморья в условиях нарастающего продовольственного кризиса приобретает стратегическое значение в мировом масштабе. К тому же, этот регион традиционно был лояльно и дружественно настроен к России – потому, что заселялся с момента его освоения выходцами из Центральных областей Российской Федерации. Культурно и исторических Херсон, Николаев и Одесса являются частью именно российского пространства и населены преимущественно русским и русскоязычным населением.

Причерноморье — это не только историческая часть России, но и фронтир – естественная Юго-Западная граница России, контроль над которой открывает российскому государству связи со всей Южной Европой через Дунай, позволяет в полной мере контролировать акваторию Черного моря и обеспечивает безопасность Крыма.

ПН: Николаев – некогда крупный промышленный центр, не утрачен ли производственный потенциал, будут ли мощности города полезными в российском кораблестроении?

Ю.Б: Что до былого колоссального промышленного потенциала Николаева – стоит констатировать его полное уничтожение за время «независимости» Украины. Судостроительные заводы Николаева были полностью уничтожены, оборудование на них полностью выработало свой ресурс, а большая часть банально распилена на металлолом.

Потенциал турбинного завода «Заря-Машпроект» заключается в уникальных кадрах, их разработках, и технологиях, которые в России до сих пор не воспроизведены. Но в последние недели из Николаева вывозится целыми составами техническая документация с заводов и оборудование.

Учитывая стратегическую важность для отрасли Николаевского глиноземного завода, нужно быть готовым к тому, что нынешние распорядители украинской территории сделают все возможное, чтобы этот объект не перешел неповрежденным под контроль России.

Однако Николаев даже при этом сохраняет свое значение как индустриальный центр и место предпочтительное для размещения судостроения благодаря природным и экономическим факторам – климату, близости источников электроэнергии, машиностроительных и металлургических производств. Именно поэтому судостроение и связанное с ним машиностроение в городе неоднократно возрождалось после кризисов и войн.

ПН: Чем и где должна, по-вашему, закончиться спецоперация на Украине?

Ю.Б: Специальная военная операция на Украине, по моему мнению, должна закончится на тех рубежах, на которые Россия сможет выйти без критического ущерба для собственной экономики, армии и внутренней стабильности.

Следует учитывать, что кроме военного фактора операции огромное значение имеет гуманитарный и социальный. Россия может в любой момент просто выключить на всей территории Украины электроснабжение и устроить громадную гуманитарную катастрофу, но не делает этого.

В то же время освобождение новых территорий возлагает на российское правительство необходимость полного социального обеспечения населения на этих землях, восстановления и поддержания коммунальной сферы, включения их в свою экономическую систему и, что особенно важно, в систему государственного управления.

За три месяца Россия приросла несколькими областями с населением в несколько сотен тысяч человек. При этом дохода от этих территорий пока никакого, а расходы на них требуются колоссальные.

Поэтому продвижение на новые территории нужно строить исходя не только из военной и политической целесообразности, но и из экономической. Допустим, завтра киевский режим падет, и российская армия войдет в Киев – сможет ли Россия элементарно не допустить голода на всех занятых территориях, обеспечить работу социальных служб и здравоохранения, органов правопорядка, выдержать нагрузку на собственную экономику и систему государственного управления, связанную с этими вызовами?

Оптимальным исходом СВО я считаю освобождение всей территории исторической Новороссии и Малороссии от власти марионеточного террористического режима и возвращение их в состав России.

Приоритет в выполнении этой задачи после разгрома ВСУ в Донбассе – освобождение Причерноморья, без которого вся центральная и оставшаяся часть восточной Украины оказывается в изоляции и теряет ценность для США и Британии как колония и как инструмент для ослабления России.

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх