Подробно о главном

9 941 подписчик

Свежие комментарии

  • Виктор Шиховцев
    Да уж, болтать он умеет профессионально. Еще бы так же страной управлял, цены б не было.Говорящая голова ...
  • Виктор Шиховцев
    Понимание от неадеквата невозможно.Церковь Украины и...
  • Виктор Шиховцев
    Да уж, ещё пару лет такого правления и Путин останется в истории, не хуже Ельцина с Горбачёвым.В соцсетях указал...

Солдаты удачи в хорватских окопах

Солдаты удачи в хорватских окопах

Писатель Михаил Поликарпов о европейских наемниках воевавших на стороне хорватов в ходе Югославской войны.

Солдаты удачи в хорватских окопах

Наемники или добровольцы?

Югославия не принимала участия в боевых действиях с 1945 года. В начале 90-х, когда там вспыхнула война, у всех сторон были в дефиците люди, имеющие боевой опыт. И такие иностранные бойцы оказались очень востребованы.
На стороне хорватов сражалось немало иностранцев. Они прибывали туда как по одиночке, так и группами. Самое известное подразделение, состоявшее из таких бойцов, действовало в Восточной Славонии в районе города Осиек в 1991-1992 гг.
Существует Ассоциация иностранных ветеранов той войны, по-хорватски — Udruga Stranih Dragovoljaca Domovinskog Rata 1991–1995 (сокращенно — USDDR), созданная по инициативе француза Гастона Бессона. Она ставит своей целью напомнить миру об их «вкладе и жертвах за независимость страны» и «развеять миф, что иностранные добровольцы — это «наемники».

Мотивация этих бойцов стала предметом изучения со стороны западных исследователей. Правда, большинство ветеранов отказались рассказывать о своем участии в этой войне, опасаясь преследований. Те немногие, кто согласился, среди причин, побудивших их поехать на войну, называли в том числе личные либо финансовые.

В основном ехали молодые (20-30 летние) и неженатые, с социальным статусом «ниже среднего».
Среди выходцев из Голландии и скандинавских стран оказалось много идейных, придерживавшихся правых взглядов. А среди британцев были нередки именно те, кто приехал на войну ради денег. Группу, состоявшую в основном из таких «солдат удачи» и возглавлял Кит Фриман. Об их приключениях в Боснии и Хорватии рассказывается в книге Wardogs. British mercenaries tell their own story. Средства им предоставляли местные общины, а также некий спонсор, говоривший с австралийским акцентом.

Еще одним мотивом была любовь к насилию. Война таким людям дает возможность вволю пострелять и безнаказанно убивать. Немало военнослужащих дезертировали из вооруженных сил либо Французского Легиона для того, чтобы повоевать. Те, у кого не было боевого опыта, нередко имели военные традиции в семье. Некоторые выдумали себе военные биографии.
Но, по словам давших интервью ветеранов, большинство ехали воевать «за идею». Сербы воспринимались как «агрессоры» и как «коммунисты». Добровольцы были разочарованы бездействием своих стран — и объявили сербам свою войну.

Солдаты удачи в хорватских окопах

Пропагандистская машина, включенная на полную мощность, сработала эффективно, привлекая на фронт как опытных бойцов, так и романтиков или просто авантюристов. Многим война наполнила жизнь смыслом.
Показательна тут история британского гражданина Джона Макфи. Он был профессиональным преступником и осенью 1991 года в очередной раз угодил за решетку. Телевизор в английской тюрьме вещал о сербских зверствах — и Джон проникся к ним ненавистью. По его версии, в тюрьме он заболел пневмонией, поэтому его освободили. Вскоре Макфи вылечился и летом 1992 года, в возрасте 42 лет, уехал воевать в Боснию на стороне хорватов против сербов.

Правда, более логичным представляется то, что вся история с пневмонией выдумана. В тюрьме он был завербован – и его выпустили именно затем, чтобы он уехал на фронт.
Свою историю он описал в книге The Silent Cry, в которой причудливо смешались реальность и военные мифы. Так, Макфи пишет, что хорваты получали оружие из России, а сухие пайки сербским солдатам предоставляли США.
Вообще, международное эмбарго на поставки оружия в Югославию нарушалось — и к хорватам везли оружие и боеприпасы отовсюду, поэтому там могло встречаться и советское. А что касается сухпаев, то в качестве гуманитарной помощи всем сторонам международные организации поставляли в том числе американские пайки MRE. Эта аббревиатура означает Meal, Ready-to-Eat («Пища, готовая к употреблению»), но в армии США иронично расшифровывали как Meal Rejected by Ethiopeans — «Пища, отвергнутая [голодающими] эфиопами». Упаковки от этих пайков и натолкнули Макфи на мысли о предательстве США.

Реклама

Чико

Самым известным из иностранных добровольцев, принявших участие в этой войне, стал Эдуардо Рожа Флорес, позывной — Чико.
Он родился в Боливии 31 марта 1960 года в семье с левыми традициями. Отцом Чико был художник, венгерский еврей-коммунист, а матерью — учительница-каталанка. В 1971 году в стране произошел военный переворот, и семья перебралась в Чили. Но в 1973-м к власти пришел генерал Аугусто Пиночет, поэтому семья переехала на историческую родину отца, в Венгрию.
Эдуардо Флорес был комсомольским активистом, одно время учился в Москве. Как он сам позже утверждал, был переводчиком у Ильича Карлоса Шакала в период, когда тот жил в Венгрии (1983-1985). Учитывая, что Эдуардо свободно владел как испанским, так и венгерским языком, не исключено, что его действительно могли привлекать для такой работы.

Солдаты удачи в хорватских окопах

Когда летом 1991 года в Югославии началась гражданская война, Эдуардо Флорес прибыл в Хорватию как корреспондент испанской газеты La Vanguardia, а также испанского отделения «Би-Би-Си». Но вскоре он взял оружие в руки, приняв участие в боях в Восточной Славонии. Там Флорес возглавил первое иностранное подразделение, воевавшее на стороне хорватов. Первоначально Чико, привлекая добровольцев со всей Европы, пытался использовать левые лозунги и аналогии с гражданской войной в Испании (1936-1939). Так, он писал No pasaran! на стенах хорватских домов и цитировал лидера испанских коммунистов Долорес Ибаррури. Однако прибывавшие к нему иностранцы придерживались преимущественно правых взглядов.

Чтобы разобраться, что происходит в отряде Флореса, в конце 1992-го туда в качестве добровольца приехал швейцарский журналист Христиан Вюртемберг. Вскоре он был убит — или за излишнее любопытство, или по «пьянке». Чтобы разобраться в причинах смерти коллеги, туда направился британский корреспондент Пол Дженкс. Его постигла та же участь — и на этом любопытные журналисты закончились.

Тем не менее интересные свидетельства остались. Так, в книгe Wardogs (автор — Кейт Кори-Джонс) рассказывается о группе наемников во главе с Китом Фриманом, которые зимой 1991-1992 гг. вступают под начало Эдуардо Флореса. Из текста книги следует, что Чико тогда руководил всей обороной Осиека. К тому времени он воевал в Хорватии уже более полугода и был сыт по горло «солдатами удачи», называя их бродягами и психопатами.

Эдуардо Флорес продолжил служить в хорватской армии, в силах спецназначения. Во время боевых действий Чико был трижды ранен. Он официально демобилизовался 31 июля 1994 года, получив гражданство Хорватии и звание полковника. После войны преимущественно жил в Венгрии, а в 2001 году о нем был снят фильм «Чико».
И если в 80-е Флорес был «леваком», в 90-е он оказался в одних рядах с правыми, то в начале XXI века он принял ислам и даже возглавил мусульманскую общину Венгрии, был представителем там «Исламского государства1 Ирака» (впоследствии ИГИЛ1, запрещено в России).

В конце 2008 года Флорес вернулся в Боливию, которая тогда балансировала на грани гражданской войны. Его опыт оказался востребован. Но 16 апреля 2009 года вместе с еще двумя людьми он был убит во время спецоперации боливийской полиции в городе Санта-Круз. Власти Боливии назвали его лидером террористической группы, которая готовила убийство президента Эво Моралеса. Кроме Флореса, в составе группы были два венгра, ирландец и хорват. Ирландец был сотрудником частной военной компании Integrated Risk Management Services, а как минимум один из венгров состоял в полувоенной организации Szekler Legion, отстаивавшей права венгерского меньшинства Румынии. Заказчиком же покушения на Моралеса считается Бранко Маринкович, боливийский бизнесмен хорватского происхождения. После провала операции он спешно покинул Боливию и уехал в США.

Этот коктейль из спецслужб, ЧВК, националистов и авантюристов дает хорошее представление об этой среде… Частные военные компании являются «частными», как правило, лишь формально. Спецслужбы стараются контролировать действия «вольных стрелков». И есть основания считать, что Эдуардо Флорес обратился в ислам, выполняя задание.

В боях против сербов и боснийских мусульман

Первый иностранный отряд, принявший участие в войне на стороне хорватов и сформированный за рубежом, был создан в Нидерландах организацией правого толка. К делу подошли очень серьезно. В качестве обязательного требования был опыт военной службы не менее 14 месяцев. Бойцы прибыли в Хорватию в середине сентября 1991 года. Командиром был Иоханнес Тильдер. Его боевой пусть закончился в 1993 году — в Боснии он попал в плен к сербам и был убит при попытке к бегству.

Иностранцы действовали в составе небольших отрядов, порой в роли диверсионно-разведывательных групп. Семнадцать добровольцев из Швеции и Норвегии создали отряд «Викинг» (Viking Platoon), воевавший в рядах хорватской бригады в Боснии и Герцеговине.
Как отмечал участник войны, американский офицер Роб Кротт, «большинство так называемых подразделений специальных операций хорватской армии были организованы иностранцами или хорватскими ветеранами Французского Иностранного Легиона».
Опытные иностранные бойцы также действовали в качестве инструкторов.

Солдаты удачи в хорватских окопах

Добровольцы нередко переходили из отряда в отряд. Многие носили кокарды и шевроны своих национальных армий, чтобы выделяться среди хорватских бойцов. Иногда, как британец Кит Фриман, они получали хорватские документы на новое имя. Но некоторые известны лишь по позывным.
Вели себя иностранные бойцы достаточно свободно, не соблюдая правила войны и конвенции. Так, в книге Wardogs наемники откровенно рассказывают о том, как они пытали в Осиеке сербского пленного. Эдуардо Флорес знал об этом, но не вмешивался.
Роб Кротт (в своей книге «Оставь последнюю пулю для себя: солдат удачи на Балканах и в Сомали») упоминает, как добровольцы в 1993 году участвовали в грабежах, а затем пытались убить своего командира. Через некоторое время сам он стал беспокоиться за «свой бумажник и свою спину».
Джон Макфи описывает, как швед в его отряде был избит до полусмерти, а затем задушен. Официально — по подозрению в том, что он передавал информацию мусульманам, с которыми хорваты в тот момент воевали. Настоящей же причиной убийства стала драка с другим добровольцем, из Германии. Макфи не вступился за шведа, так как не считал его своим другом.
Иностранные участники войны фактически делились на две группы. Как они сами их называли — good mercs and bad mercs («хорошие и плохие наемники»), professionals и riffraff («профессионалы» и «отбросы общества»). И если второй элемент перевешивал, участь отрядов была печальной.
Отзывы хорватов о волонтерах сильно разнятся. Очевидно, это вызвано тем, с какой из категорий они сталкивались.

Солдаты удачи в хорватских окопах

Весной 1992 года война перекинулась в Боснию. Хорватские подразделения вместе с оставшимися иностранными бойцами активно действовали в посавинском коридоре на севере Боснии, а также в Герцеговине.
Большинство воевавших там волонтеров стараются в своих воспоминаниях избегать упоминаний о боях между хорватами и боснийскими мусульманами, а также об этнических чистках. Но есть и исключения. Приехав на фронт на волне антисербской истерии, Макфи в дальнейшем очень сильно невзлюбил мусульман. У него были на это и личные мотивы. В своей книге доброволец написал, что те убили его подругу, также мусульманку, и ее сына. Впрочем, он потом и сам застрелил женщину-мусульманку, так как на ней был какой-то элемент униформы. Джон Макфи также откровенно рассказывает о том, как он зарезал пленного боснийского мусульманина в ответ на зверское убийство теми 37 мирных хорватов.

В своей книге Макфи фактически бравировал убийствами мусульман, не опасаясь никаких проблем со стороны властей БиГ. Очевидно, он был уверен, что защищен от обвинений в военных преступлениях.

Реклама

Численность и потери

По официальным данным USDDR, в конфликте приняли участие 481 человек из 35 стран. Известно, что часть их не уехали дальше кафан Загреба. И мне неясно, как они посчитаны.
Британия дала треть всех иностранных бойцов, воевавших на стороне хорватов. Столь большое число добровольцев, прибывших за небольшой промежуток времени, вряд ли возможно без организованной их отправки. Из Франции приехали 67, из Германии — 53 человека. По три десятка бойцов дали Голландия и Венгрия.

Лишь немногие иностранные ветераны получили в Хорватии официальный статус участника боевых действий (branitelj), который в случае тяжелого ранения дает возможность претендовать на пенсию по инвалидности. Добровольцы жаловались, что он есть у многих хорватов, которые даже не видели линию фронта.

Сейчас известно о 72 погибших иностранных бойцах, воевавших на хорватской стороне. У двенадцати из них известны только имя либо позывной, а пятеро названы «неизвестными добровольцами». Лидируют британцы (16 погибших), на втором месте немцы — 14 человек, на третьем — французы (восемь). В список USDDR также внесена одна женщина, хотя, строго говоря, она не воевала. 27-летняя американка Коллет Вебстер работала медиком в Мостаре и была убита в сентябре 1993 года.

На 72 погибших, согласно официальным данным федерации, приходится 88 раненых. Это очень странное соотношение.

У некоторых иностранных добровольцев были интересные биографии.

В конце 1992 года американский журнал Soldier of Fortune ненадолго отправил в Боснию группу из восьми человек — свою редколлегию, для обучения хорватских солдат. Одним из них был Роберт Маккензи. Он родился в 1948 году, в составе 101-й воздушно-десантной дивизии воевал во Вьетнаме. В 1967 году после тяжелого ранения пролежал год в госпитале и был уволен из американской армии. Но он не смирился с инвалидностью и продолжил военную службу: с 1970 по 1980 годы — в САС Родезии, затем — в армии ЮАР. В 1985 году вернулся в США, работал в редакции журнала SoF. Принимал участие в боевых действиях Боснии в 1994 году. Погиб в феврале 1995 года в Сьерра-Леоне.

Африканские страницы были не только у него. Канадец Ронни Переверсов служил в армии Родезии, а затем — во Французском Иностранном Легионе. Он дезертировал, чтобы воевать на стороне хорватов. После ранения вернулся во Францию и официально разорвал контракт с Легионом. В 1994 году вновь приехал в Боснию — и погиб в бою под Мостаром.

Австралиец Ассад Тахирович в 80-е успел повоевать в Ливане с ЦАХАЛом и в Афганистане против советского ограниченного контингента. Погиб в Боснии, сражаясь на стороне хорватов.

Основатель USDDR Гастон Бессон родился в 1967 году в Мексике. По его словам, во время войны на Балканах был трижды ранен. Остался жить в Хорватии. В 2014-2015 годах сотрудничал с украинским батальоном «Азов».

Кто остался за скобками

В USDDR не учтены три категории иностранных военнослужащих.

Во-первых, это хорваты диаспоры. Некоторые из них во время войны добились высоких постов. Так, вернувшийся из Австралии Блаж Кралевич возглавил Хорватские оборонительные силы (ХОС) — военное крыло ультраправой хорватской партии. Он выступал за союз с боснийскими мусульманами и даже получил приглашение от Алии Изетбеговича войти в состав Генштаба Армии БиГ. Так как Кралевич пошел против политической линии Загреба, то в 1992 году он вместе с другими офицерами ХОС был расстрелян военнослужащими Хорватского вече обороны (ХВО).

В рядах Хорватских оборонительных сил было немало иностранных бойцов. Свою роль здесь сыграло и то, что штаб-квартира ХОС находилась недалеко от вокзала в Загребе, куда те прибывали. В разногласиях ХОС и ХВО волонтеры не разбирались.

Но роль хорватской диаспоры не ограничилась отправкой добровольцев на фронт. Она лоббировала признание независимости Хорватии и оказала очень серьезную финансовую поддержку на первом этапе войны. Франческо Рагацци, изучавший этот вопрос, отмечал, что после войны Загреб «заплатил по счетам», представив хорватам диаспоры и их потомкам гражданство, право голоса и создав специальное министерство. Таким образом гражданство получили свыше 1,15 миллиона эмигрантов при населении собственно Хорватии в 4,4 миллиона.

Не только хорватская, но и сербская общины «Зеленого континента» близко к сердцу восприняли конфликт на своей исторической родине. Самым известным из австралийских сербов-участников войны стал Драган Василькович (известный как капитан Драган), возглавивший подразделение спецназа войска Сербской Краины.

Во-вторых, в список USDDR не вошли военные специалисты, работавшие по контракту с Министерством обороны Хорватии. Среди них были и выходцы из бывшего СССР. Так, в списке офицеров, которые занимались обслуживанием хорватской авиации, есть полковник Сергей Пан.

В-третьих, это сотрудники ЧВК, а именно — компании Military Professional Resources Incorporated (MPRI). Они работали в Хорватии по контракту с правительством в Загребе в 1994-1995 гг. и приняли активное участие в подготовке военных операций. Фактически это — наемники или «отпускники», но сами ЧВК — инструмент государственной политики.

Как и во многих подобных конфликтах, опытные иностранные бойцы востребованы на первом этапе, пока остро не хватает умеющих воевать. Позже военная необходимость в них исчезает и они могут играть роль преимущественно политического фактора, но при этом создают массу проблем. Поэтому на смену анархии «вольных стрелков» приходят организованные частные военные компании.

(с) Михаил Поликарпов

 - цинк

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх